RSS

Реклама

В новом номере газеты "Курьер недели": Спрашивайте в киосках города. Приятного прочтения!
Вышел в свет весенний номер журнала "Бессарабский вернисаж".






Рейтинг новостей

История     Просмотров: 1298

Почему в Измаиле так и не появился порто-франко?

Почему в Измаиле так и не появился порто-франко?

Многие из нас слышали это магическое словосочетание – «порто-франко». Большинство догадывается, что это нечто, приносящее выгоду и процветание. И уж совсем единицы любителей истории Измаила знают о том, что около 200 лет назад у нашего города были шансы получить этот заветный статус. Об этом – моя сегодняшняя публикация.

Однако сначала давайте разберёмся, что же означает термин «порто-франко». Его семантика восходит к итальянскому porto franco, что дословно переводится как «свободный порт». Ещё столетия назад законодатели той поры определились, что это территория (или её определённая часть, так называемая порто-франковская зона), пользующаяся правом беспошлинного ввоза и вывоза товаров. Подобный статус присваивался морским или речным гаваням с целью привлечения дополнительных грузов и увеличения товарооборота.
В Российской империи режим «порто-франко» действовал в разные годы в Феодосии (1798–1799 гг.), Одессе (1819–1858), Батуми (1878–1886), Владивостоке (1861–1909), в устьях Оби и Енисея (1870–1879, с определёнными ограничениями – до 1907 г.).
Словом, идея создания свободных портов в конце XVIII–XIX вв. являлась прогрессивной или, как сказали бы сегодня, инновационной в реалиях полуфеодальной Российской империи. Совсем неудивительно, что в этих условиях такой талантливый управленец, каковым был Измаильский градоначальник генерал-лейтенант Сергей Тучков, проникся идеей добиться учреждения порто-франко в административном центре вверенной ему территории едва ли не сразу после своего назначения на этот пост в 1830 г. Неслучайно уже в 1832 г. им была подготовлена глубоко аргументированная записка на имя исполняющего обязанности Новороссийского и Бессарабського генерал-губернатора Фёдора Палена. Градначальник передал её вышестоящему чиновнику во время визита последнего в Измаил.
Примечательно, что текст этого документа дошёл до наших дней и хранится в фондах Измаильского архива.
Однако перед тем, как перейти к содержанию этого документа, хочу отметить, дальновидность и искреннюю веру Сергея Тучкова в огромный потенциал и блестящие перспективы Измаильского градоначальства. Так, Тучков выражал мысль о том, что при условии рачительного хозяйствования Измаил со временем мог бы опередить другие российские порты Черноморско-Азовского бассейна. В 1830 р. в одном из писем в Санкт-Петербург он, в частности, писал о том, что в Измаиле имеется немалый штат полиции как для «портового [города] мало чем уступающего в народонаселении Одессе и Таганрогу, а по случаю всемилостивейшее дарованных городу Измаилу прав и преимуществ, по справедливости полагать можно, что со временем не только сравнится, но и превзойдет помянутые города».
Возвращаясь к вышеупомянутому документу – «Записке о предметах, относящихся до Измаильского градоначальства», следует отметить, что идея создания в нашем городе зоны «порто-франко», в нём не единственная. Здесь содержатся предложения по улучшению отечественного судоходства по Дунаю, в частности, по проведению дноуглубительных работ в наиболее полноводном Килийском рукаве Дуная; более полному использованию возможностей рыбного промысла на реке; расширении границ градоначальства; развитии садоводства и о планах дальнейшей застройки Измаила.
Пункт «О порто-франко» в ходатайстве Тучкова был последним. Однако по месту расположения, а не по его значению. Содержащаяся в нём аргументация достойна того, чтобы привести её полностью: «Для приведения города в цветущее состояние Коммерческое общество просит меня об исходатайствовании прав портофранко для города Измаила, по крайней мере хотя на пятнадцять лет; на сие обязанностью считаю представить, что хотя город Измаил и имеет складочную таможню; но выгоды оно не могут быть сравнимы с преимуществом портофранко, что ж принадлежит до черты оного, то самое местное положение города Измаила способствует к принятию мер против контрабанды, ибо сухая граница, назначенная на плане градоначальства, простирается от озера Ялпуга до Катлабуга не более как на двенадцать верст, справа ограждается город сей рекою Репидой, а слева Кислицею, и так вовсе не нужно будет больших издержек, как было то в Одессе для устроения вала и рва на большом пространстве к пресечению контрабанды при портофранко».
Следует отметить, что Сергей Алексеевич предлагал создать порто-франко не только в Измаиле, а на довольно значительной территории вокруг самого города. В итоге площадь «свободного порта» была бы намного больше площади одесского порто-франко в 1824 - 1859 гг., на западе ограничиваясь рекой Репида, а на востоке – селом Кислицы.
К сожалению, консервативное российское правительство той поры выгоды от подобного предложения не увидело и к эксперименту оказалось не готово. Генерал-губернатор Фёдор Пален не то что не ходатайствовал об этом перед столичным начальством, но похоронил инициативу под сукном своего кабинета.
Вот выдержки из ответа и.о. Новороссийского и Бессарабского генерал-губернатора Палена Измаильскому градоначальнику: «… Я признаю невозможным ходатайствовать о предоставлении городу Измаилу прав порто-франко по той причине, что сей город имеет складочную таможню, равно тому, что Министерство Финансов, по принятым правилам, не согласится на допущение порто-франко в Измаиле. Исполняющий обязанности генерал-губернатора Ф. П. Пален».
Ссылка Палена на возможное несогласие с идеей тогдашнего российского министра финансов Егора Канкрина совсем не случайна, ведь последний был известен как слишком «экономный» или даже «скупой» министр. Неудивительно, что он не нашёл в казне средств ни на проект создания порто-франко в Измаильском градоначальстве, ни на предложенную Тучковым и Паленом расчистку Килийского рукава Дуная ( «... какая бы ни была польза от прочистки Дунайский устьев, но, во всяком случае, по ограниченности наших денежных способов есть в виду предприятия более нужные, как например: углубление Невы, прочистка устьев Урала, приспособление Таганрогской рейды и проч.», - писал Канкрин Палену 23 августа 1833 г. Впрочем, этот ответ в большей степени характеризует не «бережливость» министра, а уровень его чиновничьего кругозора. Можно ли было сравнивать потребности в расчистке фарватера внутренней реки Урал и Дуная, который впоследствии позволил нашей стране прорубить окно в Европу?

07.04.2020    Игорь ОГНЕВ



Комментарии: 1




CAPTCHA Image

Дополнение 2020-04-09 10:23:38

«Торжественное заседание Государственного совета 7 мая 1901 года в день столетнего юбилея со дня его учреждения» — колоссальная по размерам картина, над которой в течение трех лет работал Илья Репин с помощниками. По жанру — коллективный портрет с 81 фигурой. Любители истории могут найти в Википедии фамилии высокопоставленных сановников Российской Империи, изображённые на картине. Это цвет нашего общества начала 20 века. Какие имена! Какие умы! Наша городость. И сравнить с нынешней Верховной Радой... В Раде соросятина и шпана заседает, по сравнению с членами Госсовета вековой давности. Всё познаётся в сравнении, не правда ли?

Наверх