История
21.05

Сонное царство

Измаил за свою долгую историю знавал различные времена. Были периоды мощного развития во времена османского владычества, Измаильского градоначальства или Измаильской области. Однако были и заметные провалы, такие, к примеру, как в 1906-1909 гг., когда к кормилу управления городом пришли бездарные и безответственные люди. Об этом – сегодняшний рассказ.

В 1906 г., после добровольного ухода в отставку, связанную с крупным еврейским погромом, легендарного Измаильского городского головы Фёдора Тульчианова, на высший пост местного самоуправления в городе один за другим избирались Степан Кольцов и Дмитрий Комарницкий. Правда, оба не проработали полный шестилетний срок полномочий городских голов. Об их деятельности я уже писал, но тут в руки мне попала электронная версия газеты «Одесские новости» за 25 апреля 1909 г. На страницах этого периодического издания опубликован любопытный фельетон, живописующий жизнь уездного Измаила той поры. Публикация настолько убедительна и познавательна, что я позволю себе процитировать её едва ли не полностью (стилистика и грамматика оригинала сохранены – И. О.):
«… Очутившись в Измаиле, мы ближе присмотрелись к этому красавцу Новой Бессарабии. Всё сравнительно, что можно только предъявить к подобным городам, имеется. Чистыя, широкия, красивыя, мощёныя улицы, парки посреди улиц и площадей, масса зелени, водопровод, хорошее освещение, средния учебныя заведения, крытый рынок, живописная река и т. п.
Не хватает только пустяка: жизни… Не город, а какое-то сказочное, сонное царство. Не хватает только спящей царевны. Вы можете пройти 2-3 квартала и не встретить 2-3 людей. Город, изобилующий домами и не знающий квартирного вопроса.
Среди торговцев южных городов существует парадокс: если хотите узнать степень развития промышленности того или иного города, посмотрите на количество навоза от крестьянских лошадей на базарных площадях. В Измаиле… вы, упаси Боже, не увидите навоза. Всё здесь, как у тех младенцев, чистенько…
Когда 30 лет тому назад строилась галацкая линия (железная дорога от Бендер до Галаца, построенная в 1878 г. за сто дней - И.О.), Измаил был обойден: линия доведена была только до Рени. И всё, что до тех пор тяготело к Измаилу, сразу направилось к линии и к прилегающим к ней пунктам.
Операция уподобления названным феноменам природы совершена была лишь на половину. Вторую половину ещё более успешно постарались проделать гг. коммунальные чиновники. Для этого нужно только было им с четырёх сторон города соорудить шлагбаумы и назначить бешеный налог на все ввозимые продукты… Операция успешно была окончена, и город совершенно очистился от навоза. А вместе с навозом очистился и от жизни…
Всё замерло; остался ещё драгунский полк, вносивший некоторое оживление. Вскоре, однако, и полк ушёл, окончательно настроив измаильцев на манер чеховских сестёр…
Вот уже несколько лет, как приняв характер хронической болезни, настроение это не проходит. Тем более, что оно успешно поддерживается «плодотворной» деятельностью разных муниципальных заправил.
В силу особенностей архаичного румынского права (в Румынии оно давно уже пошло на смарку; только у нас ещё носятся с ним, как с писаной торбой), городские головы являются здесь единоличными вершителями судеб города.
После вдоволь и до сыта накуралесившего трактирщика Кольцова (городской голова в 1906-1907 гг. – И. О.), курульное кресло* городского головы занял… рыболов Комарницкий (руководил городом с 1907 по1909 г. – И. О.), человек совершенно безграмотный, еле выводящий свою фамилию.
Отличительной чертой этого, с позволения сказать лорд-мэра – это какое-то упрямство и невежество и вытекающее отсюда отсутствие всякаго общественнаго такта. Когда после всестороннего обсуждения какого-либо вопроса, коммунальный совет (пародия на думу) делает соответствующее постановление, г. Комарницкий единолично потом решает:
– Это им пройдёт!
И делает затем так, как Бог ему на душу положит… Когда совет делает какое-либо постановление срочного характера, Комарницкий обыкновенно говорит затем секретарю:
– Успеем, дело не волк, в лес не уйдёт…
Всему, однако, бывают границы. «Терпение наше не из каучука, – заявили гг. «советники», – и долго растягивать его мы не дадим». Заявили и, набравшись гражданского мужества, совершили над собой гражданское «харакири».
– Мы не можем больше работать, – пишут в оффициальной бумаге на имя губернатора, – с таким крайне невежественным и некультурным человеком, не знающим своих прерогатив и элементарных требований закона и житейской и служебной этики…
И ныне измаильское самоуправление состоит из г. Комарницкаго, его двух помощников и… 2 гласных.
Ныне г. Комарницкий чувствует себя, как сыр в масле, и нисколько, конечно, не огорчён.
«Скатертью дорога», – заявил он. И ещё с большей энергией принялся самовольничать.
В результате: совершенно пустая касса и вытекающая отсюда необходимость заключения далеко не дешёвых займов, полнейшая запущенность городских дел и отсутствие всякой здоровой инициативы, направленной к поднятию умирающаго города.
Оставьте ещё на несколько лет г. Комарницкаго и ему подобных, сохраняйте подольше пресловутое румынское право, и большой, красивый город превратится в форменное кладбище… Город идёт к этому гигантскими шагами!».

P.S. Летом 1909 г. Дмитрий Комарницкий был освобождён от занимаемой должности Бессарабским губернатором Иваном Канкриным. Как свидетельствуют документы, он лично был замешан в махинациях по сдаче в аренду рыболовецких промыслов на реке Репиде и на озёрах Кугурлуй и Ялпуг.

* Курульное кресло (в переносном значении) – руководящая должность, высокий пост

Игорь ОГНЕВ

На фото - улица Мариинская. Фото начала ХХ века