Память
16.12

Герой двух времён

Памяти Николая Семёновича Чернцова

Старшее поколение - почти в этом уверен - мой заголовок поймут и с ним согласятся. Очень хочется объяснить молодым иерархию, популярность в стране и в городе во времена не знакомого им СССР в сравнении с сегодняшней Украиной. 
«В те времена далёкие, теперь уже былинные» в Измаиле начальник пароходства был не меньшей фигурой, чем первый секретарь горкома партии. Порты на советском участке Дуная, судоремонтные заводы Измаила и Килии, строительно-монтажное управлении СДП, социальная сфера, прочие ответвления и службы – всё это было подразделениями пароходства. 

В том числе и бассейновый совет «Водника», добровольного спортивного общества. Членами бассовета – реальными, а не условными – были тысяч 15-20 моряков. Мы тогда были морской державой, а не страной у моря! Начальник Советского Дунайского пароходства замыкался на Москву. Соответственно, наш спортивный шеф Николай Семёнович Чернцов был руководителем несоизмеримо более крупным, чем, например, председатель городского спорткомитета.

19 декабря, в 12.00, в день памяти  Н.С. Чернцова на фасаде здания Учебного центра Украинского Дунайского пароходства (микрорайон «Крепость») торжественно откроют мемориальную доску. Да, Николай Семёнович прославился не только как спортивный менеджер. Вторую половину своей яркой жизни он посвятил административно-педагогической работе, воспитанию молодых флотских кадров. 

По-разному сложились судьбы его воспитанников. Но все мы, выходцы из некогда грозного для соперников «Водника», благодарны спортивному руководителю поры нашей молодости. Дело тут не в том, кто какого года рождения. Феномен Чернцова в том, что он повзрослел раньше своих сверстников, опередил их в карьерном плане, но в то же время сумел сохранить юношеский задор, спортивный характер на все оставшиеся годы. Негаснущий интерес ко всему необычному, креативность мышления помогли ему не потеряться и в новой Украине. Николай Семёнович всегда шагал в ногу со временем, обладал такой вот «чуйкой» большого руководителя. Потому и остаётся в моей, да и не только моей, памяти героем двух времён – советского и украинского.