RSS

Реклама

Вийшов новий номер газети "Кур`єр тижня", тисни по малюнку:
Вийшов у світ зимовий номер журналу "Бессарабський вернісаж".

Історія     

Старинная мельница в Меняйловке как добрая память о бессарабских немцах-колонистах

Старинная мельница в Меняйловке как добрая память о бессарабских немцах-колонистах

Бессарабия от многих других регионов Украины отличается тем, что множество народностей на протяжении веков живут здесь в мире и согласии. Быт их, традиции и кухня давно обрели схожие черты и зовутся теперь «бессарабскими». Но был в истории нашего края еще один народ, пребывание которого было относительно недолгим, хотя следы присутствия его можно наблюдать и в наши дни. Речь идет о немцах, населявших Бессарабию в период с 1814 по 1940 годы. Одним из самых ярких объектов, сохранившихся с тех пор, является действующая до сих пор мельница в селе Меняйловка Белгород-Днестровского (до 2020 года – Саратского) района Петропавловской ОТГ.

Мы побывали на Меняйловской мельнице и убедились в том, что старинный механизм ее находится в рабочем состоянии. Объект этот принадлежит обществу с дополнительной ответственностью (ОДО) «Мирный», а если говорить проще, то это общая собственность сельчан. Спрос на помол есть, и сюда свозят пшеницу не только местные, но и жители окружающих сел. На мельнице всегда есть запас муки, и человеку, привезшему зерно, нет нужды ждать, пока его перемелют. Управляющий Андрей Бурлак рассказывает, что лично проверяет привезенную пшеницу, и если качество неважное, на помол ее не берет.
Процесс изготовления муки здесь довольно длительный: семь раз зерно с помощью специального устройства – нории – поднимается наверх, перемалывается и просеивается. На нижнем этаже (а всего их три плюс подвал) стоит емкость с готовой мукой, отруби – отдельно. Стоит отметить, что зерно прежде очищают от мусора, замачивают в воде часов на восемь, сушат, а уж после подвергают обработке.
Очень интересно побывать внутри мельницы и рассмотреть ее диковинный «организм», послушать, как скрипят старые притяжные ремни, понаблюдать за движением шестеренок, колесных устройств, сеялок. Деревянные перекрытия, вполне возможно, сохранились со времен колонистов. А кровля – то уж точно «немецкая».
Видите, каждая черепица закреплена проволокой, чтобы не снесло ветром, для этого в ней имеются специальные отверстия, - поясняет рабочий мельницы Иван Козловский. – И лестницы деревянные – тоже от немцев достались, и оконные рамы со старой рассечкой до этой поры дожили.
Приводит в движение этот огромный комплекс мощный электродвигатель, и потому ошибкой является называть мельницу паровой. Таковой она была «на заре своей юности», но вскоре немцы установили здесь дизельный двигатель, и она работала за счет топлива. Сейчас, стало быть, это электрическая мельница. Кстати, несколько старых, отживших свой век ее механизмов еще можно увидеть на территории двора.
Старый колодец, откуда брали воду, расположен за зданием, сохранился он отлично. Интересно, что стены мельницы строили из местного ракушняка, а внутреннюю часть выкладывали глиняным лампачом. Довольно мило выглядит «пятерочка» у входной двери – во времена колонистов она обозначала номер здания на улице, номерок этот сохранили и теперь с гордостью показывают гостям. В соседних с мельничным комплексом помещениях располагалась маслобойка, но во время пожара все «немецкое» имущество сгорело. Теперь здесь тоже производят растительное масло, но оборудование уже современное.
Учитывая то, что на мельницу привозят озимую пшеницу, мука из нее получается немного темноватой, но она вполне годится для выпечки хлеба и других бессарабских блюд. Кстати, меняйловцы угостили нас вкусной горячей плациндой из этой же муки, приготовленной местной жительницей Ларисой Поповой. Вообще, прием получился очень радушный.
Было бы несправедливым, рассказывая о настоящем Меняйловской мельницы, не вспомнить о ее прошлом. А оно напрямую связано с историей села и появлением здесь немецких колонистов. По правде говоря, найти достаточно интересующей нас информации в каких-либо источниках оказалось делом непростым. Не найдя ничего стоящего, мы обратились за помощью к краеведу из Тарутино Владимиру Кубякину, который, к слову, сам является потомком немецких колонистов. Исследователь сделал запрос в архивы Германии, и спустя несколько дней мы получили ответ.
Это была статья «Хроники общины Анновки» церковного учителя Роберта Бренера, опубликованная в 1934 году в «Немецкой газете Бессарабии» по случаю 25-летию создания колонии. Информация в ней дается весьма подробная, с указанием многих имен и фамилий, но мы изложим ее вкратце. Перед этим стоит сказать, что название Меняйловка село получило лишь в 1945 году, с приходом советской власти. До того оно называлось Манжа. Такое название впервые отмечено на карте 1874 года. Впрочем, скорее всего, до прихода колонистов в этом месте устойчивого поселения не существовало, а были лишь хутора, где временно проживали люди, обрабатывающие землю.
Итак, земли Манжи некогда принадлежали хозяевам по фамилии Манша и Эрлинг. В статье Бренера говорится о том, что название села Манша-Эрлинг немцами употреблялось редко. Так вот у этих землевладельцев было 4 тысячи десятин, в 1900 году половину они продали молдавским малоземельным крестьянам. А поскольку и Манша, и Эрлинг были бездетными, то после их смерти остальная часть перешла их родственнице - графине Анне Григорьевне Гагариной-Стурдза, чье имение находилось неподалеку в селе Манзырь. В 1908 году графиня решила продать эти земли, и немецкие колонисты заинтересовались данным предложением.
Договор о приобретении 2 тысяч десятин был подписан 10 января 1909 года, хотя сеять немцы начали еще весной 1908 года. Обработка земли давалась тяжело, весна выдалась холодной, а построек как таковых не было. Для лошадей соорудили камышовый сарай, а сами землепашцы ночевали в заброшенных глиняных постройках. Но в том же году после уборки урожая они приступили к строительству каменных домов. Село свое немцы поначалу назвали Анненталь (долина Анны), однако вскоре по требованию российских властей переименовали его в Анновку – по имени предыдущей владелицы земель. В румынский период – с 1918 года оно уже носило название Аниноаса.
Если в год создания в колонии проживали 177 человек (было 40 хозяйств), то к 1934 году численность эта увеличилась до 356 человек (81 семья), а на момент депортации немцев из Бессарабии 15 октября 1940 года здесь было 425 человек. Основными поселенцами Анновки были члены немецкой общины Гнаденталь (ныне Долиновка).
К 1934 году в Анновке действовали два общественных магазина, школа, молитвенный дом, пастбищный кооператив «Дунай» (выращивались быки породы немецкая красная), были два завода по производству черепицы, а также мельница.
Об истории ее, безусловно, стоит сказать отдельно. Точный год постройки мельницы не указан. Известно, что первоначально построена и оборудована она была Августом Адольфом и Георгом Фольцем, который позже продал свою долю Даниэлю Адольфу. Через какое-то время мельницу со всем оборудованием (три пары жерновов) приобрели евреи из Волонтировки (ныне Молдова). В 1920 году ее выкупил поселенец из Ней-Постталя Юлиус Аппельт. Он модернизировал производственные мощности мельницы, добавив стальные вальцы фирмы Buhler, пару жерновов, обмолачивающее устройство, горизонтальный просеиватель (стоимостью 230 тыс. леев), двигатель английской фирмы Ruston мощностью в 100 лошадиных сил (стоимостью 900 тыс. леев), электрогенератор (динамо-машину) и электросветильники. И лишь в 1933 году Юлиус Аппельт передал мельницу своим сыновьям Альберту и Фридриху, дома которых, кстати, до сих пор сохранились в Меняйловке.
Нельзя не упомянуть о том, что основавшие Анновку немцы являлись приверженцами протестантского лютеранского направления (за исключением двух семей баптистов). Именно вера помогала этим людям выстоять в сложнейших жизненных обстоятельствах, она дала им силы пустынную степь превратить в «цветущий сад».
Как уже было сказано, в октябре 1940 года немцы были репатриированы из Советского Союза. Существенные изменения в советско‐германских отношениях произошли в 1939 году: 24 августа в Москве министр иностранных дел Германии И.Риббентроп и министр иностранных дел СССР В.Молотов подписали договор о ненападении, а также секретный протокол к нему, в котором оговаривалось разграничение сфер влияния двух держав. А 5 сентября 1940 года помощником генерального секретаря НКИД П.Васюковым от имени правительства СССР и по поручению правительства Германии генеральным консулом 1 класса в МИД Германии В.Нельдеке было подписано Соглашение об эвакуации.
Дальнейшая судьба немецких колонистов, в том числе и основателей Анновки, к сожалению, оказалась довольно трагичной: более двух лет им довелось скитаться по пересыльным лагерям. Оставленные же в Анновке добротные и уютные дома практически не пустовали: в январе 1941 году сюда переселили жителей села Милкив Львовской области (теперь это территория Польши). Во времена голода многие из них умерли, а оставшиеся в живых уехали. В 1946 году в связи со строительством военного полигона в Тарутинской степи были отселены жители сел, располагавшихся на том месте. Сельчан из молдавской Фрумушики-Нова переселили в Меняйловку. С тех пор и живут здесь эти люди, всегда добрым словом вспоминающие представителей немецкого народа, основавших в начале прошлого века их село.

Снежана СТРЕПЕТОВА

03.12.2021    

Увага! Використання публікацій ВД «Кур'єр» у спільнотах соцмереж та ЗМІ без зазначення автора и назви видання ЗАБОРОНЕНО!


Поділитися новиною

Слідкуйте за новинами у інформаційних пабліках "Курьера недели": Телеграм-канал Фейсбук группа


*Залишити коментарі можуть зареєстровані користувачі Facebook.

-->
Угору