RSS

Реклама



У новому номері газети "Кур'єр тижня":
Вийшов у світ літній номер журналу "Бессарабський вернісаж".


Лодочных дел мастер: на счету ренийского умельца более ста малых судов

Лодочных дел мастер: на счету ренийского умельца более ста малых судов

Бывает, что школьные уроки трудового обучения, которые мы порой недооцениваем, помогают человеку определиться с выбором профессии. Именно «труды» помогли Андрею Соболенко, сыну и внуку рыбаков, выбрать свою стезю, отличную от отцовской и дедовской – рыбной ловле он предпочел работу с деревом. Усердно и старательно пройдя путь от ученика до мастера, Андрей Федорович стал профессионалом своего дела, специалистом, каких в Украине уже и не сыщешь.

«С детства тянуло к дереву…»
Родился Андрей Соболенко в декабре 1956 года в городе  Рени в семье потомственных липован-старообрядцев. Он был пятым по счету ребенком, за ним появились еще двое. Жили в доме, оставшемся от прадеда - капитана дальнего плавания. Детей держали в строгости, прививали им почтение к Богу и к старшим.
Школа находилась более чем в четырех километрах от дома, добирались пешком. По причине бедности не имели часов, на занятия выходили с гудком проезжавшего пассажирского поезда. Не было в доме и электричества, его протянули лишь в 1968 году. 
Андрей любил уроки труда. Мальчиков учили работать с металлом и деревом. «С детства к дереву тянуло, с малых лет умел стругать рубанком. Но в школе мы не делали каких-то серьезных работ, все по мелочи», - вспоминает Андрей Федорович.
После восьмого класса продолжил обучение в вечерней школе. Трудовую карьеру начал с ученика столяра в РСУ (ремонтно-строительный участок) порта. Учился делать окна, двери, полы. Через два года ушел служить в армию. 
После демобилизации устроился в столярный цех быткомбината, работавшего на нужды населения. Изготовлению окон и дверей Андрей Соболенко посвятил 11 лет. 
Из столяров - в лодочники 
В 1987 году, поддавшись на уговоры отца, сменил быткомбинат на лодочную мастерскую рыбколхоза им. Чапаева, дислоцировавшегося в поселке Кирган. Федор Савельевич (отец) трудился здесь же. В колхозе работал лишь один мастер-лодочник, которому до пенсии оставался год. 
За этот год Андрей Соболенко перенял у напарника необходимые знания, когда тот вышел на пенсию, мастерил уже сам. На изготовление лодки уходил месяц, каюка – два. В советское время при зарплате 150 рублей за лодку доплачивали 200 рублей, за каюк – 300. (Лодка имеет длину 7 м и рассчитана на 2 человек, на ней ловят сетями. Длина каюка – 9 м, вместимость - 7 человек. Каюком идут на невод, бригада из 14 рыбаков работает на двух каюках). 
Колхозная мастерская была слабо оборудована - доску приходилось пилить «швайзиком», который к тому же был порван и связан проволокой. Андрей Федорович отвозил доски домой, где в течение нескольких дней по лекалам вырезал заготовки  на ленточной пиле. Пила была переделана с рельсореза, привезенного другом из Молдавии (мастер пользуется ею и сегодня). Готовые детали увозил в колхоз, где из них с помощью гвоздей собирал рыболовецкие суда. «Гвоздь имеет свойство растягиваться, а шуруп при ударе лопается», - делится секретом мастер. 

В задачу Андрея Федоровича входит лишь сбор судна, дальнейшей его обработкой занимаются рыбаки. Им необходимо посудину законопатить, осмолить, хорошо «обжарить» на солнце и в завершение погрузить в воду на 2-3 дня. Из набухшей лодки выливают воду и могут отправляться на ловлю. 
Лодочным ремеслом Андрей Соболенко занимается уже 32 года, за это время его руками было изготовлено 112 маломерных судов. Одно плохо – по сей день не нашелся человек, которому мастер передал бы опыт и знания. «Не хочет молодежь этим заниматься, тяжело им это», - вздыхает он.
Материал уже не тот…
«В рыбколхоз когда-то привозили палубный лес длиной 9-10 метров. Дуб был такой, что в пилораму не заходил, приходилось обрезать. И стоил очень дешево. Даже лет десять назад я покупал дуб шириной больше 70 см, в котором находил пули и осколки времен войны. Сейчас он имеет ширину только 30-40 см, пересушенный, при ударе молотком откалываются куски. С елкой ситуация лучше, но за ней надо ехать в Закарпатье, здесь ее не найдешь», - сетует Андрей Федорович.
При очень низком качестве у нынешнего леса баснословная цена – только за последний год она выросла минимум в три раза. Таковы сегодняшние реалии нашей некогда богатой лесами страны…
На изготовление лодок идет исключительно доска без сучков. Каркас Андрей Федорович делает из дуба, обшивку - из елки. По грубым подсчетам на каюк требуется 1 куб дуба и 1,5 куба елки, на лодку - 0,45 куба дуба и 0,55 куба елки. С сосной и пихтой ренийский мастер не работает – стоят в разы дешевле, но быстро гниют. 

Для истории мореплавания
Среди большого числа заказчиков Андрей Соболенко особо выделяет человека, который более десяти лет назад, после тщетных поисков по Украине, нашел его здесь, в бессарабской глубинке. Это доктор исторических наук, естествоиспытатель-путешественник и писатель Игорь Мельник. Он является основателем Центра исследования истории мореплавания. Свою жизнь посвятил реконструкции кораблей ушедших эпох и их тестированию на маршрутах древних мореходов.

Игорь Кириллович давно продвигает идею открытия в Одессе муниципального музея истории мореплавания и судоходства, в минувшем году горсоветом было принято соответствующее решение. Размещаться музей будет в парке Шевченко. В экспозицию войдут как макеты, так и выполненные в натуральную величину маломерные суда. В числе последних будут представлены и творения ренийского умельца - озерная лодка и шаланда.
 
 
 
Они войдут в серию малых рыболовецких и прогулочных лодок, работавших в северо-западном Причерноморье. На очереди – каюк, а после планируется построить фелюгу, баркас и ял. 
Но знаковым творением мастера стала реплика древнего торгового судна «Анна Ярославна», участвовавшая в морском фестивале старинных судов «Брест 2012» во Франции.
 
Ладья имеет 12,5 м длины, 2,4 м ширины и 1,8 м высоты (по бортам).
В реальности славянское судно было раза в полтора-два больше. «Ужать» его пришлось из-за международных правил транспортных перевозок - размеры подогнали под те, что позволяли перевозить без дополнительных пошлин в обычном грузовике-длинномере. Сейчас «Анна Ярославна» находится во Франции. 

Вслед за «Анной» Андрей Соболенко выполнил еще один не менее интересный заказ - построил корабль времен Крито-Микенской цивилизации «Кадм».
 
 
 
 
 
Судно традиционно прошло испытание морем.
Игорь Мельник высоко ценит труд и профессионализм партнера. «Это уникальный человек с уникальными знаниями. Я думаю, что в Украине это последний мастер, который может строить такие большие деревянные суда. Для меня это очень большой человек, отношусь к нему с колоссальным уважением», - так отзывается он об Андрее Федоровиче.
Отрадно и одновременно грустно слышать такие слова. Приятно, что столь редкий специалист живет и трудится у нас, в Бессарабии. Однако жаль, что пока некому передать его уникальное, уходящее в историю ремесло…
Алена Колесник
Редакция "КН" благодарит Игоря Мельника и Олесю - дочь Андрея Соболенко, за любезно предоставленные архивные фотографии.

20.08.2021    

Предупреждаем: использование публикаций ИД «Курьер» в сообществах соцсетей и СМИ без указания автора и названия издания ЗАПРЕЩЕНО!


Поделиться новостью

Следите за новостями в информационных пабликах "Курьера недели": Телеграм-канал Фейсбук группа


*Оставить комментарии могут зарегистрированные пользователи Фейсбук.

-->
Наверх