RSS

Реклама

У новому номері газети "Кур'єр тижня":
Вийшов у світ осінній номер журналу "Бессарабський вернісаж".






Рейтинг новостей

Новости Украины и мира     Просмотров: 404

Психиатр: Нам нужно снова научиться жить в состоянии неопределенности

Психиатр: Нам нужно снова научиться жить в состоянии неопределенности

Как сохранить активность на рабочем месте, когда в разгар эпидемии человек одинаково озабочен своим здоровьем и самой своей жизнью, а, с другой стороны, тем, чтобы обеспечить своё существование? Вообще как долго можно жить в такой нестабильной ситуации? Эти актуальные вопросы novekedes.hu задал авторитетному венгерскому психиатру Дьёрдю Пуреблу.

Врач рассказал о том, что во многих уголках мира проводятся исследования, связанные с социальными и экономическими последствиями коронавирусной эпидемии. Венгры же намерены сосредоточиться на общественном и психологическом влиянии пандемии Covid-19 и участвуют с этой темой в масштабном европейском проекте. Цель их исследования – найти возможности для ослабления стресса, предотвращения депрессии и даже самоубийств  среди работающих на малых и средних предприятиях, для которых также важно поддержание деловой активности и эффективности труда сотрудников. 
Работа, атмосфера в трудовом коллективе играют определяющую роль в психологическом состоянии людей, попавших в кризис из-за эпидемии. Об этом уже существуют многочисленные изыскания. Мы же, рассказал доктор, исследуем то, как можно соответствующим вмешательством задушить кризис в производственных отношениях в самом его зародыше и не допустить образования «саморазрушительного круга». У тех, кто из-за личных или производственных проблем попадает в кризис, меняется поведение, и они зачастую не работают так же эффективно, как раньше. Производственное окружение во многих случаях не реагирует должным образом – и кризис ещё больше углубляется. Психологические проблемы приводят к формированию так называемого презентизма, когда человек продолжает ходить на работу вместо того, чтобы пойти на больничный, а его трудоспособность истощается до предела. 
Можно определить и экономический ущерб от такой ситуации: только связанные с депрессией издержки производственно-деловой сферы «съедают» 1% европейского ВВП. Миллиардами евро исчисляется снижение производительности труда и связанное с ней сокращение производства. К этому добавляются расходы на лечение и социальная нагрузка, суммарно составляющие 12% расходов.    
Сейчас важно поддержать те предприятия и организации, которые в период кризиса из-за пандемии помогают своим сотрудникам не выпасть из профессии, не пострадать от дискриминации, не снизить эффективность своего труда. Ведь во многих сферах деятельности потеря рабочего места для многих уже создала серьезный кризис - одновременно материальный и внутренний, духовный. Но даже тот, кто имеет работу, живёт в страхе её потерять. А это негативно влияет на трудовую активность человека, так что он рискует и в самом деле оказаться на улице. Потому так важно помочь людям правильно реагировать на состояние неопределённости и жить с ней в течение продолжительного времени. 
Затяжной характер кризиса делает его особенно сложным. Многие учёные придерживаются того мнения, что, если мы и справимся с коронавирусом, нам всё равно нужно быть готовыми к подобным ситуациям. Возможно ли вообще психологически против них вооружиться? И как это сделать?
В истории человечества, напоминает психиатр, были продолжительные периоды, когда большая часть населения из поколения в поколение жила в условиях угрозы своему существованию. От вызванных инфекционными болезнями эпидемий мир, по сути дела, освободился и почувствовал себя в безопасности только в последние сто лет, что есть очень краткий период в истории человечества. За это время человеческие сообщества и культуры выработали многие навыки жизни в ситуации «устойчивой опасности». Эти навыки нужно сейчас заново открыть и освоить, считает врач.    
По его наблюдениям, возобновление и развитие этих навыков уже началось и независимо от эпидемии, ведь и до этого времени люди (правда, намного меньшее их количество) жили в очень неуверенной ситуации. Отсюда так модная сегодня mindfulness - внимательность, заботливость. Так, ВОЗ имеет программу, заостренную непосредственно на локдаун, которая предусматривает оперативное оказание помощи по телефону находящимся в кризисе пациентам. Мы в этом тоже участвуем, говорит венгерский психиатр.   
В психосоматическом специализированном кабинете института занимаются проблемами, связанными с нарушениями питания, сексуальности, сна. Сюда обращаются и в случаях различных страхов. С начала эпидемии коронавируса здесь оказывают психотерапевтическую помощь в режиме онлайн. 
Однако примерно для 20 процентов наших больных невозможна онлайн-терапия, но те, для кого она приемлема, с радостью принимают такую возможность. С ослаблением эпидемии многие снова потребуют личных контактов с врачом, а пока, с новым ростом числа заражённых, пациенты предпочитают дистанционное общение со специалистом. Интересное наблюдение: онлайн-сеансы повышают дисциплину больных, те не опаздывают и намного реже, чем в случае личной терапии, отменяют виртуальный приём.    
Наряду с исследованием и лечением важнейшая задача – образование, развитие профессиональной личности. Поведение людей постоянно изменяется, и, значит, коммуникацию и психологические приемы тоже нужно непрерывно развивать. Многие больные сегодня совершенно иначе смотрят на врача, чем хотя бы пять-десять лет назад. Ведь знания о болезнях и их лечении уже не являются привилегией исключительно доктора. К тому же распространение антинаучных сведений снизило авторитет врача, так что на здравоохранение всё больше смотрят как на услугу. Прежде, чем сделать выбор в пользу какого-либо доктора, пациент сначала обратится в несколько мест.   
Всё это очень серьезные перемены по сравнению с предыдущими десятилетиями. Однако остаётся неизменным то, что встреча врач-больной – зачастую очень эмоционально насыщенная ситуация, так что и врач нуждается в профессиональной помощи. Например, если пациент нервничает, потому что часами ожидает, или не знает, что с ним происходит. Тем более, если из-за несчастного случая или тяжелого состояния больной впадает в отчаяние, он потрясен, шокирован – и тогда сужаются его знания, он не может сосредоточиться, и это мешает его общению с доктором, а, значит, и лечению. 
С такими ситуациями тоже нужно уметь справляться. И существуют поразительно простые психологические приемы, которые называют психологической интервенцией низкой интенсивности. Этим техникам обучают даже начинающих врачей. 
Выходит, всем нам – врачам и пациентам, здоровым и больным – придётся свыкнуться с неопределённостью и научиться не терять профессиональных и личных достоинств в условиях продолжительной нестабильности. А способы поддержания внутренних сил может подсказать, в частности, наука. 

19.11.2020    Наталья МЕССОЙЛИДИ



Комментарии




CAPTCHA Image
Наверх