RSS

Реклама

В новом номере газеты "Курьер недели": Спрашивайте в киосках города. Приятного прочтения!
Вышел в свет осенний номер журнала "Бессарабский вернисаж". Спрашивайте в киосках города. Приятного прочтения!






Анонсы


Рейтинг новостей

История     Просмотров: 69

Памятники старины и археологические находки в Бессарабии

Памятники старины и археологические находки в Бессарабии

Недавно на глаза мне попалась статья члена Одесского императорского общества истории и древностей кишинёвского краеведа Якова Эбергарда «Памятники старины и археологические находки в Бессарабии». Она была опубликована в кишинёвской газете «Бессарабская жизнь» за январь 1916 года. Несмотря на возраст публикации и появление массы более поздних исследований, посвящённых истории этих мест, многие факты остаются актуальными и интересными до сих пор. Давайте же вместе перелистаем пожелтевшие страницы старой газеты.

«Бессарабия, особенно ее южная половина, представляется с исторической точки зрения главными воротами, через которые проходили варварские народы в эпоху своего переселения с востока на запад, а частью и наоборот».

Ф. И. Кнауэр, 1889

Прежде чем кратко изложить содержание статьи, хочется сказать несколько слов об авторе. Правда, открытые источники не слишком щедры на информацию о нём. Известно, что Я. М. Эбергард родился 16 марта 1887 года, имел чин коллежского регистратора и был почётным старшиной Кишинёвского детского приюта «Бальша.
В 1904 г. в Кишинёве создается Бессарабское общество естествоиспытателей и любителей естествознания, а при нём - секция бессарабоведения, члены которой начали активно заниматься археологией. В 1913 году член общества Н.К. Могилянский составляет специальную анкету, целью которой должен стать сбор сведений об исторических памятниках Бессарабской губернии. Она была разослана корреспондентам статистического отдела губернского земства на местах. Вскоре запрашиваемые сведения стали поступать автору анкеты. На основе полученных данных Могилянский составляет карту бессарабских древностей, которая сегодня является первой из дошедших до нас археологических карт Бессарабии. А уже через два года Яков Эбергард публикует статью, о которой сегодня пойдёт речь.
Здесь нельзя не упомянуть о сообщении «О некоторых памятниках старины и археологических находках в Бессарабии», которое на заседании энтузиастов-краеведов и археологов сделал член секции бессарабоведения Эбергард. В заключение он предложил интересную программу развития археологии в крае, которая включала следующие пункты: 1) приобретение всех имеющихся на рынке трудов и изданий по истории и археологии Бессарабии; 2) составление и издание материалов и трудов, а также подробного путеводителя по древней Бессарабии; 3) принятие мер к приобретению коллекций древних монет и других находок, которые бы положили основу созданию в Кишинёве историко-археологического музея; 4) составление программы исследований памятников старины края, которую предлагалось послать для просмотра и обсуждения в Императорскую археологическую комиссию; 5) приложение всех усилий к сохранению исторических и археологических памятников Бессарабии.
В результате обсуждения общество постановило: «…принимать меры к сохранению исторических памятников, собирать археологические находки и учредить историко-археологический музей в Кишинёве». Однако начало Первой мировой войны помешало осуществлению этих планов. Практически все пункты этой программы остаются актуальными и сегодня.

«Южные губернии нашего отечества так изобилуют местами, прославленными в древние времена, что нельзя не сожалеть, что многие из них доселе остались без особенных исследований»
.
А. С. Уваров, 1856

А теперь давайте обратимся к содержанию статьи, которая была опубликована более ста лет назад. «Нынешняя Бессарабская губерния, располагавшаяся на самом рубеже древнего мира, была обитаема с незапямятных времён, - начинает своё повествование Яков Эбергард. - Непрерывные войны и походы приводили в эту страну, кажется, все известные истории воинственные племена, начиная от скифов, полчищ Атиллы и Тамерлана, и заканчивая турками. Неслучайно здесь происходили великие события и творились судьбы целых народов».
Все эти полчища, великие правители и простые люди оставили на территории губернии множество памятников, достойных самого подробного изучения. Среди них – много старинных укреплений и крепостей, масса валов и курганов, пещерных жилищ древнего человека, остатков поселений и кладбищ. «Можно сказать, что Бессарабия в отношение богатств историко-археологического характера занимает одно из первых мест среди стран всего мира», - с восхищением отмечал Эбергард.
Далее автор называет исторические памятники, которые на ту пору были обнаружены в регионе: 1079 курганов, 66 древних городищ (селищ) и 94 кладбища, 28 насыпей-валов и 24 пещеры. Следует отметить, что краевед провёл значительную работу, произведя описание наиболее интересных находок в разрезе каждого из бессарабских уездов. Как отмечал Эбергард, эти памятники в губернии были обнаружены повсеместно, однако в южных уездах, включая и Измаильский, их встречалось меньше. Разумеется, нас интересует, прежде всего, Измаильский уезд и его памятники старины, на которых я и предлагаю остановиться подробнее.
Описывая поселения, которые обнаружены на «Измаильщине», автор отмечает, что все они не слишком древние – главным образом, турецкие и татарские. Вокруг большинства из них, что вполне естественно, обнаружены кладбища. Однако этот раздел статьи не сопровождается детализацией размещения конкретных некрополей. 
Куда больший интерес для нас представляет раздел, относящийся к описанию крепостей. Среди прочих автор упоминает остатки фортификационных сооружений «нашего» уезда, а именно уже разрушенных к моменту написания статьи Измаильской и Килийской крепостей.
В статье мы находим также описание земляных валов. Один из них, наиболее сохранившийся Нижний Траянов вал, проходил по территории Измаильского уезда, простираясь от селения Ваду-луй-Исак на восток мимо северных оконечностей озёр Ялпуг, Катлабух, Китай и заканчиваясь у солёного озера Сасык. 
Если взглянуть на карту Бессарабии, замечает Эбергард, то можно увидеть, что все валы Южной Бессарабии составляют как бы обширный редут, который обнимает историческую область Буджак. В связи с этим автор выдвигает версию о том, что валы с одной стороны служили границей римских владений, а с другой – защищали здешних жителей от угрозы извне.

«Бессарабия является проходным коридором из южнорусских степей к богатым низменностям дунайских стран и далее — к Балканскому полуострову. Поэтому через Бессарабию прошла нескончаемая вереница народов…».

А. С. Берг, 1918

Из приведённого описания следует, что на территории Измаильского уезда было также обнаружено 135 курганов, в т. ч. вблизи села Вайсал (современное с. Василевка Болградского района), где местные жители в поисках сокровищ их разрыли. К разочарованию местного населения, здесь удалось обнаружить лишь человеческий скелет и глиняный ковш. 
Ещё один большой курган существовал вблизи от села Кара-Мехмет (сегодня – с. Шевченково Килийского района). Историю, связанную с ним, автору статьи рассказал местный корреспондент. На рубеже XIX и XX вв. на самой вершине холма местный еврей держал корчму, завсегдатаями которой являлся весьма специфический контингент – сплошь воры и разбойники. Позднее хозяина убили и ограбили. Однако на этом история не закончилась, поскольку в округе пронёсся слушок о том, что жертва была богата и перед смертью зарыла в кургане много денег. Когда наиболее отчаянные начали рыть курган, то их в земле ждали кости людей и лошадей, железная посуда, утварь и никчемные старые медные монеты с нерусскими надписями.
Учитывая особенности рельефа Измаильского уезда, где нет гор, скал или каменных гряд, автор статьи не упоминает пещер в этой местности.
Завершая рассказ о любопытной публикации, хочу отметить, что кладоискательство в XIX веке приняло такие масштабы, что Министерство внутренних дел России вынуждено было издать три циркуляра (1866, 1883 и 1884 гг.), в которых просило губернаторов «ни под каким видом не допускать кладоискательства и неизбежного от того разрушения памятников древности». При этом министерство обратило внимание на «непохвальную роль» в этом деле городских управ, которые «предпринимают кладоискательство, поручая раскопки лицам, совершенно невежественным в археологии». Исключительное право проведения и разрешения археологических раскопок в Российской империи «на землях казенных и общественных» передавалось по высочайшему повелению 11 марта 1889 года Императорской археологической комиссии (г. Санкт-Петербург).
С тех пор утекло много воды. Украина обрела свою независимость, однако в исторических местах нередко можно наблюдать картину «исследований», которые проводят так называемые «чёрные археологи». Причём, нередко на глазах у общественности и представителей правоохранительных органов, которые подобное кощунство предпочитают не замечать. С другой стороны государство выделяет на археологические экспедиции смехотворные суммы. Может, оттого мы напоминаем Иванов, не помнящих своего родства?



19.11.2019    Игорь ОГНЕВ



Комментарии: 1




CAPTCHA Image

Да 2019-11-30 13:40:59

Замиетили "кладоискателя" с металлоискателем в крепости - сообщите в полицию, музеи и прессу. 

Наверх