RSS

Реклама

В новом номере газеты "Курьер недели": Спрашивайте в киосках города. Приятного прочтения!
Вышел в свет осенний номер журнала "Бессарабский вернисаж". Спрашивайте в киосках города. Приятного прочтения!




Книга журналиста ИД «Курьер» Игоря Огнева "Измаил. Имена на все времена". Более 60 биографических очерков о прославленных измаильчанах.
Спрашивайте в розничной торговле:
•Книжный магазин "Книжкосвіт" (ул. Пушкина, возле музея А.В. Суворова)
•Отдел рекламы ИД "Курьер" (пр. Суворова, 77)
•Киоски прессы (остановка маршрута №10 в центре и напротив бывшего рынка "Росинка")


Анонсы


Рейтинг новостей

Экология     Просмотров: 673

Региональные чиновники «жуют» воду Придунайских озёр

Региональные чиновники «жуют» воду Придунайских озёр

В сентябре т.г. президент Украины В. Зеленский своим указом объявил заказниками общегосударственного значения озёра Картал и Кагул, расположенные в Ренийском районе. Глава государства поручил Кабинету Министров в шестимесячный срок утвердить положения о заказниках, обеспечить там режим охраны, разработать проекты землеустройства по организации и установлению границ территорий природно- заповедного фонда.

К сожалению, на сегодняшний день нет никаких подробностей в рамках данного решения президента. Почему заказниками национального значения объявлены именно озёра
Картал и Кагул? Чем мотивирован такой выбор? Почему, например, статус заказников не получили озёра Ялпуг и Кугурлуй, экологическое значение которых является поистине
огромным не только для Украины, но и для всей Восточной Европы? Тем более что по своему биологическому разнообразию Ялпуг и Кугурлуй превосходят экосистему озера
Кагул. Какую же цель преследует создание заказников на озёрах Картал и Кагул? Как повлияет природоохранный режим на хозяйственную деятельность в этом регионе? Какие
плюсы и минусы почувствуют на себе местные территориальные громады? В настоящее время ответов на эти вопросы нет. Известно лишь одно – озёра Картал и
Кагул должны стать ландшафтными заказниками (а бывают ещё общезоологические, ботанические, лесные, орнитологические и энтомологические заказники). В отличие от
заповедника, где строго охраняется весь природный комплекс и где запрещена любая хозяйственная деятельность, заказник предназначен для охраны отдельных видов
растений, животных или уникальных естественных ландшафтов.
Опять же, на данный момент не вполне понятно, что именно собирается охранять государство на озёрах Картал и Кагул. К слову, берега последнего практически полностью
распаханы; островок заболоченного леса сохранился лишь в районе хутора Кирган, да и там местные жители регулярно поджигают заросли камыша, в результате чего водно-
болотным угодьям наносится ощутимый ущерб. К тому же, как известно, и Картал, и Кагул в последние десятилетия значительно деградировали. Дожди постоянно смывают в
Кагул землю с окружающих полей, в результате чего она накапливается на дне, сокращая и без того небольшую глубину водоёма.
Сегодня средняя глубина озера Кагул составляет лишь полтора-два метра, тогда как 40-50 лет назад она превышала 7 и даже 9 метров. По прогнозам специалистов, если такая
динамика деградации сохранится, то через несколько десятилетий озеро обмелеет настолько, что превратится в болото, покрытое камышом (в 2011 году автор этих строк
посвятил данной теме отдельную публикацию: см. http://izmail.es/article/7660/). Хуже того, подобные процессы в той или иной степени происходят на всех Придунайских озёрах.
Так и хочется воскликнуть: поздно спохватились, господа руководители Украины!
Ситуация с водными ресурсами Бессарабии стремительно приобретает масштабы экологической катастрофы, и одними заказниками тут не отделаешься. Охрана бабочек,
уточек и рыбок – хорошая идея, но она никак не решает проблему в целом. Речь идёт о необходимости экологического спасения Придунайских озёр, а для этого нужна серьёзная
государственная программа с участием международных организаций.
Однако никакой программой даже не пахнет. Создаётся впечатление, что центральная власть вообще не замечает бедственного положения бессарабских водоёмов. А ведь в
данном случае экологическая ситуация тесно переплетается с вопросами рыбного хозяйства, водоснабжения, орошения, состояния гидротехнических сооружений и так
далее, то есть перед нами – целый комплекс острых проблем, непосредственно влияющих на жизнедеятельность местного населения.
В отличие от столичных чиновников, многие из которых вряд ли смогут найти на географической карте озеро Кагул или Ялпуг, областные и районные органы власти владеют всей соответствующей информацией и, разумеется, понимают всю серьёзность ситуации. Казалось бы, в данных обстоятельствах Одесская облгосадминистрация и облсовет должны приложить максимальные усилия для решения вышеперечисленных проблем. Что же мы видим на самом деле? А видим мы лишь то, что эти «усилия» больше напоминают бесконечную «жвачку», которую региональные руководители жуют годами: и выплюнуть нельзя, и проглотить невозможно…
Один из последних примеров подобного «жевательного процесса» - это недавнее межведомственное совещание, которое состоялось в селе Приозёрное Килийского района,
на берегу озера Китай. Совещание провели первый заместитель председателя Одесского облсовета Вадим Шкаровский и начальник отдела по вопросам водопользования аппарата
облсовета Александр Харлашин. В заседании приняли участие чиновники областного департамента экологии и природных ресурсов, Управления Государственного агентства
рыбного хозяйства в Одесской области, Государственной экологической инспекции в Одесской области, Главного управления Национальной полиции в Одесской области,
представители органов власти Килийского, Измаильского, Болградского и Ренийского районов, руководители сёл и рыбохозяйственных предприятий.
На совещании рассматривались вопросы охраны и использования водных биоресурсов в условиях режима специализированного товарного рыбного хозяйства (СТРХ) на озере Китай и других водоёмах (водохранилищах), возможности передачи их в аренду для наполнения бюджетов местных советов, а также проблемы водообмена между озёрами и рекой Дунай.
Мы не будем углубляться в подробности этого мероприятия, а отметим лишь основные и наиболее интересные моменты обсуждения. В частности, глава Килийской РГА Наталья
Пятун высказала общую позицию сельских общин, которые расположены на берегах озера Китай. Эта позиция такова: режим СТРХ не отвечает экономическим интересам
территориальных громад, не способствует наполнению их бюджетов и фактически препятствует местным жителям пользоваться рыбными ресурсами. Следовательно, режим
СТРХ надо отменить, а озеро Китай сдать в аренду сельским общинам.
В качестве доказательства неэффективности СТРХ Наталья Пятун привела пример рыбохозяйственной деятельности ООО «Союзюгпром». По словам председателя
Килийской РГА, именно сомнительная работа этого предприятия с годами привела к катастрофическому состоянию не только водных биоресурсов, но и экосистемы водоёма в
целом. Наталья Пятун упрекнула «Союзюгпром» и в том, что он не следит за уровнем воды в озере, а именно не расчищает канал Кофа, через который происходит водообмен
между Китаем и Дунаем (чиновница почему-то «забыла», что предприятия, действующие в режиме СТРХ, не отвечают за состояние гидротехнических сооружений, - их
эксплуатацией и ремонтом занимается Госагентство водных ресурсов – прим. авт.).
Участники совещания напомнили о том, что в 2018 году, при поддержке Одесской ОГА, приказом Госагентства рыбного хозяйства Украины режим СТРХ с озера Китай был снят.
Однако «Союзюгпром» подал судебный иск относительно законности этого приказа, и в марте 2019 года Одесский окружной административный суд отменил решение
Госрыбагентства. Но на этом судебный процесс не закончился и даже дошёл до Верховного Суда. Точка в этой истории не поставлена по сей день…
Впрочем, дело тут не в правовых перипетиях, а в том, что ситуация вокруг «Союзюгпрома» является очень характерной и показательной – она служит яркой иллюстрацией того самого переплетения экологических, экономических и социальных проблем, о которых мы говорили выше. И тут не мешало бы вернуться к вопросу упомянутого канала Кофа – его «специфика», опять же, весьма красноречива в общем контексте нашей темы.
В частности, в ходе заседания поднимался вопрос о том, что на канале расположен старый заиленный рыбозаградитель, существенно снижающий интенсивность водообмена между озером Китай и Дунаем. Это сооружение давно пора демонтировать, но, как выяснилось, никто не знает, на чьём балансе оно состоит (факт сам по себе очень странный).
Соответственно, ни одна организация не желает брать на себя демонтаж рыбозаградителя.
В настоящее время за эксплуатацию канала Кофа отвечает Измаильское управление водного хозяйства, но оно не хочет тратить деньги на затратные работы по демонтажу
«ничейного» сооружения, которое, кстати, сокращает пропускную способность канала в три раза!
Согласитесь, ситуация – просто нелепая. К слову, о ней наша газета уже писала два года назад в публикации под заголовком «Почему погибает Китай: длинный Кофа и тесный рыбозаградитель» (см. http://www.izmail.es/article/30757/). Процитируем фрагмент статьи: «Ну и, наконец, мы подобрались к главной проблеме канала Кофа – это рыбозаградитель, после установки которого проходимость воды в озеро Китай уменьшилась втрое. Данный объект установил неизвестный пока предприниматель, занимавшийся рыбодобычей на водоёме. Что это было конкретно за предприятие, нам не ответили… По информации Григория Ромалийского (начальника отдела водных объектов, использования водных ресурсов и мониторинга вод Дунайского бассейнового управления водных ресурсов – ред.), данный рыбозаградитель установлен непосредственно под мостом, соединяющим две части Китая. Выполнен он из прутка диаметром 25 мм с зазорами 5 мм. И вот через эти узкие щели вода вынуждена проходить в озеро. Надо понимать и то, что зазоры способны забиваться илом, а это ещё больше ухудшает положение. Поэтому единственный выход из ситуации – демонтировать рыбозаградитель. Но вопрос состоит в том, на чьём балансе он находится. Предположительно, на балансе облавтодора – ему же принадлежит и мост. Этот вопрос в управлении уже долгое время пытаются решить. В минувшем году написали письмо в облавтодор с требованием убрать заградитель. Но ответа так и не последовало… 
К решению проблемы Дунайское БУВР подключало депутата Одесского облсовета, тот обращался в Килийскую райгосадминистрацию, но, как мы видим, воз и ныне там. Возможно, весь «секрет неподвижности» кроется в рыбодобывающих предприятиях, которым выгодно, чтобы заградитель на канале был. И не важно, насколько пострадает от него озеро».
Почему мы уделяем отдельное внимание столь «незначительному» вопросу? Да потому что он ярко демонстрирует тот уровень, на котором решаются сегодня (точнее, не
решаются) острейшие экологические проблемы Придунайских озёр, а с ними – и сопутствующие социально-экономические проблемы населения целого региона. Это –
полный трэш, как принято сейчас говорить!
Посудите сами. Из-за какого-то несчастного старого рыбозаградителя, установленного «неизвестным предпринимателем» (??!!), страдает целое озеро, на берегах которого живут
тысячи людей. А многочисленные чиновники различных органов власти и государственных служб областного уровня, собравшиеся на совещание, специально посвящённое этому озеру и не только, расписываются в своём полном бессилии. Такой абсурд может быть только в современной Украине! Если несколько ведомств – от облсовета и областной полиции до Госрыбагентства – не могут решить мизерный в масштабе региона вопрос демонтажа рыбозаградителя, то о чём вообще можно говорить дальше?
Зачем и для кого проводятся подобные совещания? Для пиара? Для пресловутой «галочки»? Для имитации бурной деятельности? Кстати, дело дошло до того, что после заседания некоторые местные жители заявили: если к следующему половодью рыбозаградитель не будет демонтирован, то они его взорвут сами…
А чему тут удивляться? Когда власти нет (не важно – юридически или фактически), тогда люди вынуждены брать свою судьбу в собственные руки.

(Окончание следует)

На фото:
Тот самый рыбозаградитель на канале Кофа

14.10.2019    Андрей ПОТЫЛИКО



Комментарии




CAPTCHA Image
Наверх