RSS

Реклама

В новом номере газеты "Курьер недели": Спрашивайте в киосках города. Приятного прочтения!
Вышел в свет летний номер журнала "Бессарабский вернисаж". Спрашивайте в киосках города. Приятного прочтения!




Книга журналиста ИД «Курьер» Игоря Огнева "Измаил. Имена на все времена". Более 60 биографических очерков о прославленных измаильчанах.
Спрашивайте в розничной торговле:
•Книжный магазин "Книжкосвіт" (ул. Пушкина, возле музея А.В. Суворова)
•Отдел рекламы ИД "Курьер" (пр. Суворова, 77)
•Киоски прессы (остановка маршрута №10 в центре и напротив бывшего рынка "Росинка")


Анонсы


Рейтинг новостей

Память     Просмотров: 657

Жизнь видел добрым сердцем

Жизнь видел добрым сердцем

Через месяц исполнится год, как нет с нами удивительного, многогранного, работящего, красивого, волевого и дружелюбного человека, обладателя недюжинного аналитического ума - Василия Афанасьевича Курячего. Он был лириком,человеком философских размышлений, по признанию его коллег по аграрному сектору в Измаильском районе, - агрономом от Бога. С детства впитал в себя народное мировосприятие, оно и укрепило его поэтическую индивидуальность.

Агроном Курячий знал все существующие ныне (и некогда существовавшие!) виды и сорта сельскохозяйственных культур – полевых, садовых, огородных. Отлично понимал, правильно ли развиваются растения, хороша ли почва, чего не хватает в ней для нормального роста растений. Внимательно исследовал условия, в которых находятся посевы, определял критерии тепла, влаги, атмосферного давления, способы обработки почвы, оптимальность  удобрений.  Работа шла и научная, и  производственная. Организовывал ее в нескольких колхозах Бессарабии, в том числе и в знаменитом «Маяке» Красноокнянского района, которым тогда руководила Мария Шолар, дважды Герой Социалистического Труда. 
Вместе с тем, Василий Афанасьевич запросто мог взять вилы в руки и помочь  заготовителям кормов  укладывать сено/солому на зимовку скоту, на попутке добраться до районного управления сельского хозяйства, чтобы вовремя сдать отчет. Простой, открытый, инициативный. 

...В детстве маленький Вася подвергся тяжкому испытанию - осиротел в шестилетнем возрасте.  В детском доме, а  это были послевоенные годы, много горевал, плакал. Учился жить самостоятельно под руководством не всегда сердечных воспитателей. 
И как вспомню то горькое детство,
Станет грустно и больно – до слёз.
Тяжелое детство, возможно, и  сделало смышленого мальчика с великолепной памятью сильнее и напористее тех, кто рос в семьях.         
Но какое достижение может быть теплее материнских объятий?! Каждому хочется родного материнского  тепла. Ох, не было его у белоголового Василька! 

В 21 год  он напишет оду материнским рукам. Там есть такие строки:  
Трудно без материнской ласки, 
Нелегко ее знать от других, 
Только в памяти, словно в сказке,
Уголок для тех рук дорогих.  
Василий Курячий ощущает себя микрокосмом. Впечатления и ощущения идут от природы и людей -  макрокосма.
Роща. Березы глядят, наклоняясь,
Паре влюбленных во след.
Парень, быть может, в любви объясняясь,
Ждет с нетерпеньем ответ.
Девушку нежно он обнимает,
Смотрит в глаза ей всерьез,
Белые нити месяц вплетает
В длинные косы берез…  

Войти в литературный мир этому человеку помешала природная  скромность. Писал только для  себя да для самых близких друзей. Потому сын и нашел заветную тетрадь только после смерти отца.  Читая  эти пожелтевшие от времени страницы  стихов, знакомясь с творческим путем  нашего земляка, можно смело сказать, что он  всегда был верен себе в главном — в стремлении постичь сложные судьбы  людей. Пишет об этом свежо, искренне. 
Зашумели весенние  ветры, 
Протрубили зиме отбой,
Я считаю сейчас километры,
Разделившие нас с тобой…
Между нами леса и горы,
Колосистая целина,
Необжитых степей просторы –
Почти вся большая страна.
Каждый день  ставил бы Богу  я свечи -
Если бы был и мог помочь!
Нам  устроить за это встречу -
По две в день  я поставить не прочь! 

Драматизм мироощущения, напряженные поиски истины, ошибки и слабости — это все грани  лирического таланта Василия Афанасьевича, кстати, сумевшего победить зеленого  змия, заползшего к нему в душу  на какое-то время.
Обещают мне очень многое,
Но всё это - одни слова…
Закручинилась, опустилась
Удалая моя голова.
Но нельзя назвать это слабостью –
Это просто упадок сил:
Я устал без любви, без радости,
От тоски, что в себе носил.
Прояснения же не видно,
И, бывает, по целым ночам,
Над стаканом сижу. Но обидно
Жизнь разменивать по мелочам.

Особая тема для выпускника детдома - дружба. В отличие от любви, она, если истинная и искренняя, более благородная: лишена интриг, различных  ухищрений  для  завоевания расположения. Доверительность, обоюдная поддержка, понимание - это волнует и вдохновляет         поэта. Ему часто хочется вернуться в  прошлое и  вновь  испытать те чистые чувства. 
Колеса стучат и стучат,
Я слушаю их невольно,
И хочется вдруг закричать:
Каждый звук отдается болью.
Речушка вдали за окном,
Березки стоят – две подруги.
Но мысли сейчас об одном –
О жизни, о дружбе, о друге.

Верным  друзьям можно довериться в самые горькие минуты, и только они всегда откликнутся.
В разлуке тревожнее сердце забилось,
Тебе на прощанье я слово даю:
Рассчитывать можешь на помощь мою.
Ты знаешь ведь,  Толик, забыть трудно в жизни
Пожатие дружеских, ласковых рук.
И так же, как верен останусь Отчизне,
Так был и останусь  твой верный я друг.

х х х

Помнишь ты, Вася, детдом в Бакаивске?
Случайно нас судьба туда занесла.
И дружба большая в то детское время
Как братьев родимых нас там обняла.
Ведь помнишь ты, Вася, как мы подружились,
Как стали друг друга как братья любить?
И правда же, Вася, скажи мне открыто,
Какое хорошее слово – дружить… 

В последние годы жизни все чаще звучит мотив грусти, сожаления о растраченных силах. Порой веет и безысходностью - творчество пришлось на крутые повороты истории.
Кто же я в этом мире развратном,
Мире, полном обмана и лжи?
Просто я существо. Но отрадно
Знать, что жизнь я еще не прожил.
Что энергии полон кипучей, 
Что любить я еще не устал,
Что вчера под осеннею тучей
Я любимую целовал…

В лирике Василия Курячего выражено всё, что составляет  душу его  творчества: биение беспокойного и  нежного  сердца. Стихи воспринимаются как глубокое и искреннее признание их автора, который не просто веровал в существование узловой завязи человека с миром природы, а  сам чувствовал  себя  и был ее  частью. Это религия  его мыслей, выраженная в поэтическом слове,  в которых много поучительного.


Василий Курячий
Золотоношский старенький вокзал -
Замызганный. Щербатые ступени,
В потёках копоти окошечки-глаза...
Пред ним готов упасть я на колени!

Я снова вижу этот уголок:
Округлый палисадничек, как глобус,
Буфет, бокалы, пиво, пены клок,
Времён Петра голубенький автобус.

Родной и близкий старенький вокзал,
Обшарпанный, давно забытый Богом.
Он горек мне, как друга с щёк слеза.
Он дорог мне, как поцелуй в дорогу.

Мой самый верный жизненный причал -
Он все, как есть, бесстрастно принимал.
Вот сколько раз уже меня встречал,
Руками друга крепко обнимал.

Вокзал, вокзал! Меня ты исцелял
Как жаждущего вдруг родник в дороге.
Я на твоем перроне оставлял
Друзьям свои сомненья и тревоги.

Здесь тихим счастьем полнилась душа
Иль наполнялась радостью кричащей.
Здесь я мужал, здесь глубже я дышал,
И сердце билось  радостней  и чаще.

Меня ты непременно провожал,
Как жизнь - простой, задумчивый и строгий.
И будто бы сквозь дождь чуть-чуть дрожал:
Желал счастливой жизни и дороги.

Вокзалов лучших по стране не счесть -
С колоннами, лепными потолками.
Но ты мне дорог вот таким, как есть,
С надёжными друзей моих руками.

Проходят дни и пролетят года.
Тебя снесут, не  чтя твои заслуги...
Но приезжая, верь мне, я всегда
Склонюсь в молчанье, как перед павшим другом.

х   х    х

Говорят, нет в разлуке теплей ничего,
Чем письмо получить от подруги.
Почему же сегодня от письма твоего
Вдруг повеяло северной вьюгой?

И откуда ты только взяла те слова,
Всякой этики нормы нарушив?
Те слова, от которых шумит голова,
Те слова, леденящие душу?

Я читал то письмо, свою долю кляня,
А на сердце одна лишь усталость...
Неужели в душе у тебя для меня
Уж ни капли тепла не осталось?

Ведь когда-то могла ты с душой написать,
Потому что, быть может, любила.
А сейчас вот читаю, и нет ничего,
Чтоб напомнила, как мы дружили.

И я все же сейчас благодарен тебе.
Благодарен за то, что не скрыла,
Сколько злости и желчи ты носишь в себе,
Сколько грубой, неженственной силы!

Тебя всякой я видел, шутя и любя,
Но такой разъяренной и  грубой...
Первый раз я сегодня увидел тебя.
Первый раз тебя видел я глупой.

х  х   х

Дни надежд улетели напрасно,
Забирается в сердце тоска.
И желаю сегодня я страстно,
Чтоб была рядом друга рука.

Чтоб ее тепло я почувствовал,
Рассказать наболевшее смог...
Эх, в груди что-то давит бесчувственно,
Подступает к горлу комок.

Так и тянет залечь на диване
И заплакать. По-детски, навзрыд.
Сердце ведь у меня не из камня,
Да и сам я от чувств не закрыт.

Только слёзы ведь не утешают,
И не легче на сердце от них,
Они жить и верить мешают...
До чего ж головой я поник!

Разучился держать ее гордо.
Эх, как гордость вернуть хочу!
Но все чаще бреду по городу -
Ноги пьяные волочу.

Я не знаю, чем это кончится:
Или выпрямлюсь, или свалюсь?
Только все же верить не хочется,
Что я пьяницей становлюсь.

У меня же ведь силы много,
Её правильно повернуть
И иную избрать дорогу,
А не в этой грязи тонуть.

Да! Я так, пожалуй, и  сделаю.
Мне никто не мешает теперь.
Юность валится грушей спелою,
Зрелость властно стучится в дверь.

Не смирюсь я с создавшимся мнением:
Ещё честью своей дорожу.
Не хочу больше плыть по течению,
Своё русло я проложу!

Оно будет прямым и широким,
И под силу одним мечтам,
А прошедшее будет уроком
Для всех тех, кто остался "там".

Дни все так же летят напрасно,
Но уходит из сердца  тоска.
И желаю сегодня я страстно,
Чтоб была рядом друга рука!

х   х   х

Ти забула  мене, 
Ти ніколи мене не кохала?
Ти не знала, мабуть,
Як закохане серце щемить....
Ти навіки пішла,
А коханню і вічності  мало.
А у мене була тільки мить.
Ти пішла і навік,
Тільки я все ходжу опівночі,
Все ходжу на той шлях,
Наче хочу все знову почать.
Подаруй  же ще мить,
Подаруй же ще погляд дівочий, 
Бо  я вмію кохану любить!
Ти забула мене,
Ти ніколи мене не кохала,
Ти не знала, мабуть,
Як закохане серце щемить.
Ти навіки пройшла,
А коханню і вічності мало,
А у мене була тільки мить...

Читала  и размышляла над  стихами  Василия Курячего 

Ольга Денисова

27.02.2019    



Комментарии




CAPTCHA Image
Наверх