RSS

Реклама

В новом номере газеты "Курьер недели": Спрашивайте в киосках города. Приятного прочтения!
Вышел в свет летний номер журнала "Бессарабский вернисаж". Спрашивайте в киосках города. Приятного прочтения!




Книга журналиста ИД «Курьер» Игоря Огнева "Измаил. Имена на все времена". Более 60 биографических очерков о прославленных измаильчанах.
Спрашивайте в розничной торговле:
•Книжный магазин "Книжкосвіт" (ул. Пушкина, возле музея А.В. Суворова)
•Отдел рекламы ИД "Курьер" (пр. Суворова, 77)
•Киоски прессы (остановка маршрута №10 в центре и напротив бывшего рынка "Росинка")


Анонсы


Рейтинг новостей

Наши за рубежом

Наши за рубежом

Своей восторженно-лучистой душой Владимир Рабинович создает откровенную в чувствах и мыслях поэзию. Владимир Яковлевич Рабинович 30 лет проработал в Измаильской спортивной школе тренером по теннису. Он из династии энтузиастов этого аристократичного вида спорта, основателем которого в городе был его отец-фронтовик, незабвенный Маэстро - Яков Михайлович.

Всей семьей Рабиновичи участвовали в строительстве теннисного корта на улице Клушина. Вместе со строителями, на солнцепеке, таскали тачки с песком и цементом – только бы побыстрее состоялось открытие… Домой все возвращались красные, обгоревшие, но со сверкающими от счастья глазами… Мы были тогда соседями по площадке. Я всё видела, стала свидетельницей этой самоотверженности. 
25 лет назад семья Владимира Рабиновича перебралась в Израиль. Там Владимир тоже занимается тренерской работой. Но вот в "Фейсбуке" стала встречать стихи своего соседа. 
22 года прожили рядом, дружили, а о поэтическом даре – не знала и не слышала!
В прошлом году «Новая почта» принесла мне еще одну радостную новость: сразу две книги в жестких глянцевых переплетах - «Дорога жизни», «Жизни «факультеты». Объем  каждой – больше 200 страниц. Автор – Владимир Рабинович. 
В своем творчестве наш земляк-педагог докапывается до закоулков человеческой души, затрагивает и прощупывает каждый нерв, умеет тонко посмеяться, подтрунить, а то и   рубануть правду-матку - концентрат «ума холодных наблюдений и сердца горестных замет»… 

С присущей наблюдательностью, он  внимательно присматривается к окружающему. Метко подмечает злободневные проблемы и курьезы. Отсутствием тем не страдает. Стихи жизненны, им веришь, как веришь всякому, кто выстрадал свою горькую усмешку, но не разочаровался в людях. 
Поэтический стиль автора — без сложности и нарочитости. Ясность, энергия воздействия, естественная выразительность, в которой часто - несогласие, вывод-парадокс. Высказывается прямо, пусть и смягчая доброй улыбкой. Ёмкое и хлёсткое наблюдение - повод улыбнуться даже в те моменты, когда, кажется, и поводов-то для улыбок нет. 

"ПОКЕР"
Так устроен мир сегодня:
Словно в покер все играют. 
Правду говорить не модно, 
В жизни блеф преобладает.
Ложь лукавством называют
Те, кто врет там, наверху.
Как враньё ни заменяют, 
Оно всюду на слуху.
Сверху, лавою вулкана, льётся,
Обжигая всё кругом.
Видно многим там неймётся, 
Заразить хотят весь "дом".
Лгут всё время и по полной, 
Врут в лицо и не моргая. 
Воздух ложью переполнен, 
Атмосфера вся гнилая.
От вранья Земля нагрелась.
Газ совсем здесь ни при чём.
Неужели притерпелось?
Так ведь скоро пропадём.
Смены ждать менталитета? 
Сорок лет в песках ходить? 
Может быть, простым Декретом
Взять и «покер» запретить?

Один из ярких примеров бесспорного неравнодушия Владимира видим и в стихотворении
“РАСКОЛ":
Борьба за власть и за "бабло"
Идёт в христианской церкви. 
Попы друг другу делают назло, 
В крамолу Бога ввергли.
Где ваше доброе начало:
Смирение, покой и благодать? 
Довольно человечество страдало, 
Когда религии желали воевать.
Дрожат всех храмов купола, 
Идёт раскол и разобщение народа. 
Настали мрачные, лихие времена, 
Как их пройти? Пока не видно "брода"… 

Особую жизненность и подвижность привносит удивительная способность автора и улыбнуться, и погрустить, и серьезно поразмыслить, и гневно обличить. Это придает поэзии объемность, неравнодушие, духовную полноту, многозначность и многоплановость, глубину, образность, прозрение. Потому испытываешь ее неотразимое очарование.
Владимир Яковлевич, пусть чистая звезда Вашей поэзии разгорается с каждым днем все ярче!

Ольга ДЕНИСОВА



ПЕРВЫЙ ТРЕНЕР
Мой самый первый тренер
Дал мне дорогу в жизнь.
Ценил я мяч и время,
На корте - землю грыз.
Он в теннис научил играть,
Как мог. И на одной площадке.
Он научил меня работать.
И стал я тренером, как он.
Оберегал и окружил заботой -
Я был тогда еще смешон.
И  думал: подготовлю чемпионов!
Не знал, что это - адский труд...
Но был ужасно увлеченный,
Ну и, конечно, очень крут.
Прошли года и тренер мой ушел.
Он для меня был образец.
Всю жизнь со мною теннис шёл -
Мой первый тренер был отец.

МОЕЙ ЛЮБИМОЙ ЖЕНЕ
Прости! Порой я груб бываю
И невнимателен к тебе.
Душой я это понимаю,
Стараюсь заглушить в себе!
И не суди меня так строго -
Я сам себя потом кляну!
Если не веришь, то у Бога
Спроси, как я тебя люблю.
Спроси Его! Он не обманет, 
Ему все видно сверху вниз:
Он повторяться не устанет,
Что ты любима - на всю жизнь!

МАМА
По пыльной дороге на кладбище
Мы следом за мамою шли.
И  с болью сердечной, саднящей
Остались без мамы - одни.
Ушла в небеса, в бесконечность,
А мы все разъехались прочь.
Мы с мамой остались навечно,
С землей, что не в  силах помочь.
Как жаль, что сегодня не  с нами
Родной, дорогой Человек!

ЗАВЕЩАНИЕ
Как свора бешеных собак,
Летят на завещание родителей
Все родственники с кипами бумаг,
Наживы дармовой любители.
Где были раньше, кто их знал?
Родители уже не сообщат -
Никто их никогда не почитал.
Теперь примчались, суд вершат...
И словно псы, грызутся за наследство,
Как будто жизнь кончается у них.
Потомок! Человеку соответствуй,
Не оскверняя память близких и родных.

СЧАСТЬЕ
По-настоящему лишь счастлив тот,
Кто утром на ноги свои встает.
Сам может ложку поднести ко рту
И размышляет быстро - на лету.
Порой не ценим мы простые вещи -
Что разговариваем, рукоплещем,
Что сердце бьется и ушами слышим,
В конце концов, что просто дышим.
В возможности все эти мы вжились,
Совсем не думая о них, забЫлись.
А это - счастье есть на самом деле!
И плохо, если мы его не разглядели...

х  х  х
Как много значит слово нужность, 
Когда покрылась сединою голова. 
Какой охватывает ужас, 
Если вокруг лишь тишина.
Пока твой телефон звонит, 
В сетях зовут тебя в друзья
И в сердце музыка звучит, 
Ты проживаешь жизнь не зря.

ТАНЕЦ
Нет слова ласковее "деда" ничего,
Особенно, когда звучит оно от внучки. 
И не опишешь состоянья своего, 
Когда ты видишь вверх протянутые ручки. 
Когда берёшь их и идёшь с ней танцевать, 
А чувство радости, будто ты летаешь. 
Кто не был дедом, это не понять, 
Ты сразу всё на свете забываешь. 
Глядишь ты на неё, глаза сияют, 
Эмоций на лице не сосчитать. 
Конечно же, она не понимает,
Что сразу ты помолодел опять.
Ты вспомнил молодость, которая ушла, 
И никогда уже не возвратится. 
Зато какое счастье обрела душа, 
Что ты готов с ней без конца кружиться. 

РЕКА  И  ОЗЕРО
Лежало озеро средь невысоких гор,
А рядом мелкая речушка пробегала. 
И завело оно с рекою разговор,
Которая в то озеро впадала. 
"Куда ты вся спешишь и суетишься, 
Постой минуту, осмотрись вокруг, 
Прекрасно всё кругом, ты восхитишься".
"Пойми",-ответила река, -мне недосуг".
"Не строй ты сильно работягу из себя,
Бери с меня пример, пока я существую. 
Ты посмотри, как любят все меня, 
Во мне купаются и рыбу ловят, я кайфую.
А ты летишь сквозь камни и пороги
И мелкая, что вброд можно пройти, 
Да строишь из себя большую недотрогу, 
К тебе опасно даже людям подойти"
"Конечно, трудно мне с тобой сравниться, 
Большое ты, красивое, любуются тобой, 
Но прежде, чем опять собою восхититься, 
Ты вспомни, от кого питаешься водой". 

РАССМЕШИ 
Рассмеши меня скорей, 
Что-то грустно и тоскливо. 
Я хочу быть послабей,  
В тоже время и счастливой. 
Надоело сильной быть, 
Всё валить себе на плечи. 
Ты сумеешь рассмешить, 
Мой родной, широкоплечий? 
Посмеюсь-ка над собой, 
Что-то я дала слабинку. 
Позитивный мой настрой -
Помоги распрЯмить спинку. 
Рассмеши меня скорей, 
Я присяду и расслабляюсь... 
Не хочу быть послабей, 
Я боюсь, что разонравлюсь. 
 
ЖИЗНЬ  ПОПОЛАМ
Нельзя любить наполовину, 
Нельзя страдать на полдуши. 
Суметь залезть в автомашину, 
Но не уметь её вести. 
Нельзя, работая в полсилы, 
Полдела завершить в конце.
Рождение родного сына
Встречать гримасой на лице. 
И плакать от потери близких
Без слёз и содроганий плеч.
А на кургане, возле обелиска
Читать записанную речь. 
Нельзя не радоваться жизни -
По полной и во весь свой рост. 
Жить несвободно, с укоризной
И, вроде, не хозяин и не гость. 
Нельзя быть получеловеком,
Без сердца и живой души. 
Такие на всю жизнь калеки -
Из полуправды - полулжи. 


Владимир Рабинович

21.01.2019    



Комментарии: 2




CAPTCHA Image

Не Пушкин 2019-01-22 23:58:19

Да ладно. Просто статья про хорошего человека. Что все должны быть Пушкины?

Наверх