RSS

Реклама

В новом номере газеты "Курьер недели": Спрашивайте в киосках города. Приятного прочтения!
Вышел в свет зимний номер журнала "Бессарабский вернисаж". Спрашивайте в киосках города. Приятного прочтения!





Книга журналиста ИД «Курьер» Игоря Огнева "Измаил. Имена на все времена". Более 60 биографических очерков о прославленных измаильчанах.
Спрашивайте в розничной торговле:
•Книжный магазин "Книжкосвіт" (ул. Пушкина, возле музея А.В. Суворова)
•Отдел рекламы ИД "Курьер" (пр. Суворова, 77)
•Киоски прессы (остановка маршрута №10 в центре и напротив бывшего рынка "Росинка")


Анонсы


Рейтинг новостей

История     Просмотров: 811

Андрей Красножон. В поисках «Дунайского Багдада»

Андрей Красножон. В поисках «Дунайского Багдада»

Досье «КН»: Красножон, Андрей Васильевич, 39 лет - доктор исторических наук, заведующий кафедрой истории Украины Южноукраинского национального педагогического университета имени К. Ушинского. Сфера научных интересов - история фортификации Северо-Западного Причерноморья в XIV-XVIII вв. Участник международных археологических экспедиций. Автор и соавтор около 100 научных работ в изданиях Украины, Молдовы, России, Армении и Литвы. Является автором трёх монографий - «Крепость Белгород (Аккерман) на Днестре: история строительства», «Крепость Белгород (Аккерман) в исторических изображениях». В августе 2018 г. вышла монография «Крепости и города Северо-Западного Причерноморья (XV-XVIII вв.)».

– Андрей Васильевич, почему вас заинтересовал турецкий Измаил?
– Уже более 10 лет я занимаюсь средневековой историей городов и крепостей Северо-Западного Причерноморья XV-XVIII вв. Тесные торгово-экономические контакты существовали между всеми крупными городами региона, такими как Белгород (Аккерман), Бендеры, Килия и Измаил. Так что в сферу моих научных интересов этот замечательный подунайский город попал давно.
На начальном этапе мы с моим коллегой и партнёром по этой работе голландским учёным Мехмедом Тютюнжи решили более внимательно сосредоточиться на истории Измаила османского периода.

– Можно несколько слов о сфере научных интересов вашего коллеги?
– Мехмед Тютюнжи живёт и работает в Голландии, является директором Центра исследований арабского и турецкого миров (SOTA). Занимается вопросами истории Османской империи с узкой специализацией на эпиграфике, т. е. занимается староосманскими надписями на твёрдых поверхностях. Мало кто в мире владеет староосманским языком настолько хорошо. Сейчас он работает над книгой, в которую будет включен свод османских надписей из Румынии, Молдавии и Украины.

– Какие аспекты истории Измаила вы собираетесь исследовать?
– Любое научное исследование можно сравнить с хирургической операцией. Существует план операции, высказываются предположения. Но, как это часто бывает, в процессе работы появляются новые направления поиска. В ходе нашей работы открылась масса такой информации, на которую мы даже не рассчитывали. Появилось чёткое осознание того, что османский Измаил практически не изучен не только отечественными, но и турецкими исследователями.
Основной задачей исследования является сбор и полноценное введение в научный оборот неизвестных или малоизвестных архивных материалов, рассредоточенных сегодня по разным европейским странам. В самом широком хронологическом диапазоне – от первых лет возникновения города в конце XVI в. и до начала XIX в.
Нас интересует эволюция фортификации, социальная, административная и этническая история Измаила, историческая топография, городская архитектура. На сегодняшний день нами выяснены многие, ранее неизвестные, детали. Даже такие, к примеру, как график обслуживания общественных городских фонтанов в середине XVIII в. Удалось выяснить не только их количество, но и названия, места расположения, имена основателей, сколько средств на их содержание выделялось меценатами и даже, каков был штат людей, которые их содержали.

– Где вы собираете информацию для своего исследования?
– Традиционно основное внимание историков в контексте Измаила привлекал именно знаменитый штурм Суворова 1790 г. Этот короткий и трагический период его истории изучен крайне внимательно и подробно.
Мы же делаем упор на изучение более раннего периода. Существует несколько архивных и музейных центров, которые содержат информацию о нём – это Берлин, Москва, Санкт-Петербург, Стамбул, Анкара. В архивах хранится поистине огромная база документов об истории возникновения и дальнейшего развития турецкого Измаила. Большая их часть не введена в научный оборот. Публикация новых документов из турецкой истории Измаила предоставит последующим исследователям источниковедческую базу для изучения истории этого города и края в дальнейшем.

– И каким городом предстал, по вашей оценке, Измаил той поры?
– Крупным, развитым городом в Дунай-Днестровском междуречье. Любопытно, что в российской историографии турецкий Измаил позиционировался как провинция где-то на задворках империи. Тем не менее, в османский период, несмотря на его пограничное расположение, эти «задворки», скажем так, были весьма успешны, привлекательны и неординарны. Об этом свидетельствуют и обнаруженные нами документы XVI-XVIII вв.

– Недавно в Одессе с большим успехом прошла ваша лекция «Турецкий город-крепость Измаил, или Дунайский Багдад». Откуда такая непривычная аналогия?
– Измаил был довольно крупным региональным центром торговли с обширными международными торгово-экономическими связями, с наличием региональных представителей структур султанской власти. Управление городом и краем осуществлялось по вакуфной* системе, которую очень грубо можно назвать аналогом современной украинской децентрализации. Измаил изначально был городом преимущественно христианским. Половина (если не большая часть) его населения что в XVI в., что во второй половине XVIII в. исповедовала вовсе не ислам. При этом ведущими в экономическом и социальном отношении, городскими общинами, являлись турки и армяне, кварталы которых располагались по соседству в самых престижных частях города.
Сравнение с Багдадом этого нового подунайского города содержится в одном из турецких официальных документов конца XVI в. Конечно, восточным культурам свойственно определённое преувеличение фактов и явлений, однако такое сравнение симптоматично.

– Насколько мне известно, этим проектом заинтересовались региональные власти.
– Да, исследованиям оказывает содействие и всестороннюю поддержку председатель Одесского областного совета Анатолий Урбанский. При этом приятно удивило, сколько внимания сегодня уделяется вашему городу. Я был в Измаиле последний раз лет восемь назад и приехал сейчас. Как говорится, небо и земля. 

– Во время встречи вы с М. Тютюнжи презентовали Анатолию Игоревичу копию указа турецкого султана об основании Измаила. Расскажите, пожалуйста, об этом подробнее.
– Это подарок господина Мехмеда Тютюнджи. Данный документ, уменьшенный во много раз, был распечатан на специальной ткани и вручён председателю облсовета при встрече в Одессе. Если быть точным, это копия фирмана (указа) 1589 г. о передаче султаном Мурадом III в полную собственность своему главному гаремному начальнику Мехмеду Хабеши аге, земель на дунайском побережье в районе переправы Измаил. Оригинал документа хранится в Музее исламского искусства в Берлине.
Со дня на день мы ожидаем прибытие по почте высококачественной, полной копии фирмана для публикации в запланированной книге документов по истории Измаила. Это чрезвычайно объёмный и информативный документ. И очень красивый – сам по себе памятник каллиграфии. Длина свитка составляет порядка пяти метров.
Получив на руки этот документ на право владения, Мехмед Хабеши ага заложил на берегу Дуная новый город. С новым названием в честь самого себя – Мехмедабад (дословно: «Город Мехмеда»). Уже в первые годы его население составило 2 тыс. жителей. Это весьма представительно по тем временам для этих мест. Хабеши был третьим по статусу лицом в Османской империи. Впрочем, первоначальное название города не прижилось, поскольку основатель вскоре умер. Традиционное и более привычное название переправы «Измаил» так за ним и закрепилось.

– Известны ли имена турецких деятелей XVI-XVIII вв., сыгравших наиболее значимую роль в жизни Измаила?
– Да, имена некоторых уже можно обозначить с полной уверенностью. В одном из турецких источников обнаружено изображение, на котором султан Мурад III вручает основателю Измаила Мехмеду Хабеши какой-то свиток. Вполне возможно, что это уже упоминавшийся мною фирман об основании города на берегу Дуная. Таким образом, мы также располагаем изображениями людей, благодаря которым появился Измаил.
Может быть, я выскажу кое для кого крамольную мысль, но в вашем городе пока находится памятник лишь разрушителю турецкого города (Суворову – И.О.). Я восхищён его воинскими талантами, но известно, что полководец буквально стёр с лица земли город. Некогда цветущий Измаил через три декабрьских 1790 г. дня почти перестал существовать. Так вот, если есть памятник разрушителю, то почему бы, для баланса, не установить и монумент основателю?
Есть ещё несколько известных в османской истории личностей, которые были связаны с Измаилом. Это Хассан-Раиф Эфенди, который в 1770-ые гг. был «главным счетоводом» или, выражаясь современным языком, османским министром финансов. Закладная плита с его именем обнаружена при неизвестных обстоятельствах и связана с некой бывшей измаильской мечетью.
Юг современной Одесской области в турецкий период истории всегда был связан с людьми самых высоких рангов. К примеру, Татарбунары принадлежали второму визирю Османской империи Кенан-паше в первой половине XVII cт. (по-нашему, вице-премьер-министру), и его супруге, младшей дочери турецкого султана Ахмеда I, Атике.
Спросите отчего? Низовья Дуная были богаты пастбищами, на которых выпасали скот. Это превратило регион в крупного поставщика мясной продукции, заметного на огромных просторах Османской империи. К тому же эти земли славились урожаями зерновых, фруктов и рыболовством.
Нельзя не упомянуть имена двух французских инженеров – Лафитта-Клаве и Кауффера. Они находились на службе у турецкого султана и занимались модернизацией крепостей Аккермана, Килии, Бендер, Очакова, а также Измаила.
И все эти замечательные люди бывали на ограниченном пятачке Буджака, который вроде бы не должен был претендовать на какую-то значимую роль в мировой истории.

– На какой временной период рассчитана ваша работа?
– Работа должна завершиться изданием книги об истории турецкого Измаила. Мы рассчитываем сдать её в печать уже во второй половине этого года. В хорошем полиграфическом исполнении постараемся привести в ней копии наиболее важных турецких документов в максимально доступном, читабельном для исследователей формате. Однако более глубокий анализ накопленного объёма всего фактического материала для нас – дело ближайшего будущего.

– Спасибо огромное за интереснейшую беседу. Позвольте от имени наших читателей пожелать успехов в вашей работе!

*Вакф (или вакуф) – в мусульманском праве имущество, переданное государством или отдельным лицом на религиозные или благотворительные цели

Беседовал Игорь ОГНЕВ


21.01.2019    



Комментарии: 2




CAPTCHA Image

Горожанин 2019-01-25 17:37:10

Памятник Суворову поставлен не как «разрушителю» Измаила, а как историческому деятелю, благодаря которому Бессарабия и Северное Причерноморье вошли в состав Российской империи. Вряд ли мы б с вами сейчас читали эту статью по-русски, будь иначе. А многие и не родились бы… Андрей Красножён делает полезную работу, спасибо ему и всяческих успехов. Но есть пожелания. Не делайте, Андрей, таких легковесных ребяческих заявлений – не к лицу это доктору наук. Европа в лице Наполеона, Гитлера, «прославилась» куда большей жестокостью. Припомним про виселицы, гильотины, про Варфоломеевскую ночь, про испепелённый авиацией Британии Дрезден, в котором камни горели и плавились... И не один лишь Дрезден и Сталинград… И не только в Европе. Хиросима, Вьетнам… Передайте, Игорь, наше почтение Андрею. И пожелания горожан. 

Наверх