RSS

Реклама

В новом номере газеты "Курьер недели": Спрашивайте в киосках города. Приятного прочтения!
Вышел в свет весенний номер журнала "Бессарабский вернисаж". Спрашивайте в киосках города. Приятного прочтения!




Книга журналиста ИД «Курьер» Игоря Огнева "Измаил. Имена на все времена". Более 60 биографических очерков о прославленных измаильчанах.
Спрашивайте в розничной торговле:
•Книжный магазин "Книжкосвіт" (ул. Пушкина, возле музея А.В. Суворова)
•Отдел рекламы ИД "Курьер" (пр. Суворова, 77)
•Киоски прессы (остановка маршрута №10 в центре и напротив бывшего рынка "Росинка")


Анонсы


Рейтинг новостей

Культура, спорт     Просмотров: 360

Как Лист заболел Украиной, а мир - Листом

Как Лист заболел Украиной, а мир - Листом

Лихорадка настигла тогда уже знаменитого пианиста во время его гастрольного тура в такие вот праздничные зимние дни 1847 года. Началась она с украинской песни, услышанной Ференцем Листом на крещенском гулянии. Но и Украина подверглась Листомании. С тех пор феномен Листа продолжает будоражить умы и души наших соотечественников. Что же говорить о Венгрии, подарившей миру чудо, коему и сама доныне дивится. Но попыток понять и объяснить такое явление, как Ференц Лист, не оставляет.

Так, серьезное венгерское издание index.hu решило опереться на мнение современников музыканта, которые рассматривали его бешеную популярность едва ли не с медицинской точки зрения.   
Современникам индустрии поп-музыки трудно себе представить, читаем у венгров, что не эпоха рок-н-ролла или бита породила первых звезд музыки, а их появление (и это признано историками музыки) относится к гораздо более раннему времени, к 1840-м годам, когда появился первый поп-идол, причем венгерского происхождения. Композитор и пианист Ференц Лист считал себя венгром. Его же считают Элвисом Пресли XIX столетия, и до появления «Битлз» никого не окружал такой эйфорический, фанатичный культ. Современные музыканту источники это подтверждают.   
Появившийся на свет в 1811-м, в год Великой планеты, в Доборьяне (сегодня австрийский Райдинг) Ференц Лист, подобно Моцарту, был чудо-ребенком. Его отец, Адам Лист, отправил сына брать уроки фортепиано, когда тому было семь лет. Талант, даже гениальность мальчика уже в десятилетнем возрасте распознали - и признали - Карл Черни, Антонио Сальери и Бетховен, а, начиная с двенадцати лет, музыкальный вундеркинд уже вовсю концертировал в Париже, в Лондоне. 
В молодые же годы пианист-виртуоз и блестящий композитор не только поднялся до величайших современных ему композиторов (Вагнер, Шопен, Берлиоз), но стал настоящим идолом любителей музыки, прежде всего, женщин. Этому во многом способствовал им самим созданный имидж: несомненно привлекательный молодой человек не сдерживал себя на сцене, на своих концертах свободно курил, во время игры с большим чувством потрясал длинными волосами, а от его драматически экстатического стиля исполнения часто доставалось музыкальному инструменту. К середине века Лист был тогдашним Чарли Шином, Миком Джаггером, Моби, пишут его современные соотечественники. 
А несколькими годами раньше, размышляя о феномене Листа в связи с 200-летием со дня его рождения, в том же index.hu блогер Адриенн Чепейи (Csepelyi Adrienn) утверждал, что уникальный музыкант был не только поп-, но даже и рок-звездой, а также прародителем ремиксов. К тому же его история может служить примером того, что и в XIX веке «точно так же работал поп-бизнес». Лист играл на рояле марки Bechstein, и в обмен на рекламу фирма ежегодно баловала новым инструментом «свое любимое рекламное лицо». Потом, правда, каждый год за огромные деньги продавала инструмент, «на котором играл сам Лист».  
Между 1839 и 1847 годами Ференц Лист совершал свои турне по Европе. Его аншлаговые фортепианные вечера посетила масса молодых женщин, которых просто сводил с ума эффектный, харизматичный пианист. Судя по отчетам-репортажам того времени, многие из женщин буквально падали в обморок, как только Лист появлялся на сцене. За его перчатку, носовой платок, даже за выброшенные окурки велись настоящие сражения. По окончании выступления восторженные почитательницы бросали на сцену платки, драгоценности. Его поклонницы стремились везде следовать за своим кумиром. Те же, кому удавалось приблизиться к нему, норовили отхватить хотя бы прядь его волос, чтобы поместить ее в медальон. Его изображение носили также на брошах, камеях, как позже молодые люди стали носить значки своих любимых музыкальных коллективов и исполнителей. 
О настроениях горячих поклонников Листа впервые стало слышно после его берлинского концерта 1941 года. Как раз их истерическое поведение тремя годами позже  немецкий поэт Генрих Гейне назвал Листоманией. Это слово впервые было использовано в опубликованной 25 апреля 1844 года заметке об итогах парижского концертного сезона. 
Гейне писал, что, когда впервые услышал о случившихся в Германии, прежде всего, в Берлине, обмороках, лишь с сочувствием пожал плечами. Полагал, что эта шумиха и была самоцелью всего происходившего. Он даже усматривал в Листомании признак «зарейнского политического подавления». Ошибался, хотя совершенно не догадывался об этом, пока Лист не дал первый концерт в итальянской опере. Там Лист предстал перед публикой, не имевшей ничего общего с немецкой сентиментальностью. Он вышел к ней один на один. Разве что вместе со своей гениальностью, уточняет Гейне. И действительно всех околдовал, как только появился на сцене. И какими бурными овациями его приветствовали! Что то были за Овации! Настоящее безумие, которому дотоле не было примера в альманахах волнения! – поражается поэт, и сам бывший предметом обожания и поклонения своих читателей.   
Музыковеды обращают внимание на то, что образный термин Листомания в свое время звучал гораздо сильнее, но менее ясно, чем Битломания в 60-70-е годы XX века. Причина здесь та, что в эпоху Листа, предшествовавшую рождению врачебной психологии, словом «мания» врачи обычно описывали случаи тяжелой психической патологии, а не похожие на них причуды моды. Поэтому современники венгерской звезды музыки зачастую рассматривали Листоманию как заразную болезнь, своего рода инфекцию, и предлагали конкретные методы борьбы с распространением Лист-лихорадки. Исходя из логики того времени феномен Листа можно считать клиническим случаем. 
Но мы, потребители шоу-индустрии, пережившие не одну сценическую «манию», понимаем, какую роль в успехе артиста играет его личность, облик. Популярный венгерский портал Fidelio выделил «самых сексуальных композиторов всех времен». Сущность музыки – в самой музыке, пишет издание, но солжет тот, кто скажет, что никогда не обращал внимания на привлекательную наружность Ференца Листа, Моцарта или молодого Брамса. Разумеется, в этом рейтинге композиторской сексуальности Лист оказался в верхней части списка, уступив лишь Леонарду Бернстайну и опередив Фредерика Шопена, Йоханнеса Брамса и Джордже Энеску. Величайший пианист-виртуоз всех времен, автор 1300 фантастических музыкальных произведений и один из выдающихся романтических пророков – так на сайте характеризуется «номер второй». Упоминая о нездоровом экстазе вокруг личности Листа, «с легкого языка» Гейне получившем название Листомании, Fidelio высказывает сомнение в том, что Листа настолько обожали бы, не обладай он столько привлекательной наружностью. «Он давал людям то, что они хотели получить». А женщинам, как известно, нужны переживания. Эффектный, эмоциональный пианист приводил их в восторг. На концертах они визжали и рыдали. Если, конечно, не падали в обморок. Любая соринка «от Листа» для его обожательниц превращалась в реликвию.
Но и сам композитор был подвержен влиянию женской красоты и обаяния, тем более если речь шла о творческих, талантливых женщинах. В минувшем году в венгерском секторе интернета вспоминали о знаменитой красавице-авантюристке танцовщице Лоле Монтес (вообще-то ирландке Элизабет Розанне Гилберт), под чье обаяние наряду с Бальзаком и обоими Дюма подпали и русский царь Николай I, и король Баварии Людвиг I. Цикл публикаций Ренаты Дожа-Вепи (Dozsa-Vepy Renata) называется «Любовницы королей». К таковым, надо понимать, общественное мнение причисляет и Ференца Листа, господствовавшего над умами и музыкальными вкусами своих современников.  
Лавина его таланта и обаяния в 1847 году обрушилась и на Украину. С той только разницей, что здесь «заболел» и сам идол. Сначала - украинской музыкой. Свое украинское турне 36-летний композитор и пианист начал, естественно, с Киева. Здесь на крещенской ярмарке Лист впервые услышал украинское пение: слепая девушка под аккомпанемент бандуры пела "Віють вітри, віють буйні". 
На первом же концерте Лист исполнил вариации на эту тему. Успех был оглушительным. Студенты Киевского университета (а два следующих концерта венгерский виртуоз дал в зале университета св. Владимира – в современном актовом зале Красного корпуса национального вуза) несли пианиста на руках вместе с креслом. Закончилось тем, что вместо трех концертов Лист дал в Киеве восемнадцать. 
Билеты на концерт европейской знаменитости имели баснословную по тем временам цену – 1 рубль (килограмм мяса стоил 4 копейки). И вдруг какая-то зрительница пожертвовала на благотворительном концерте Листа 100 рублей. Конечно, дело не в деньгах, но они всегда были убедительным аргументом и эффективным средством привлечь к себе внимание. Щедрой дарительницей оказалась молодая красавица-княгиня Каролина Сайн-Витгенштейн, одна из самых богатых помещиц Правобережной Украины. История их отношений, которые продолжались доброе десятилетие, начавшись в ее имении Воронинцы (нынче село Вороновцы на Виннчине), привела пару в Веймар. Но соединить свои жизни влюбленным так и не было суждено. 
Но в тот бурный украинский год Лист, кроме Киева,  посетил с концертами Житомир, Немиров, Бердичев, Кременчуг, Одессу, Николаев, Елисаветград (ныне Кропивницкий-Кировоград). Написал фортепианные пьесы "Украинская баллада", "Дума" и «Плач» (объединенные в цикл "Колоски, собранные после жатвы в Воронинцах"), симфоническую поэму "Мазепа". 
Так кумир толпы сам подпал под обаяние украинских и польских мелодий, красоты и глубины наших женщин.  

14.01.2019    Наталья МЕССОЙЛИДИ



Комментарии: 2




CAPTCHA Image

Берегите честь смолоду 2019-01-14 21:17:39

В тот бурный "украинский" год император Николай-1 Одессу, Николаев, Елисаветград  паровозоами и лошадьми передвинул  с Юга России (из Новороссии) на Украйну (Малороссию, Малую Русь) Те из польских грантососок и пропагандисток, которые не скакали в тот год от радости - те москальки все были! А самый злостный москаль-сепаратист - Н.В.  Гоголь - в 1847 году переехал в Неаполь . Он продолжал терзаться вопросом; "Куда ж несёшься ты тройка-Русь?". Нынешняя евро-плесень такими вопросами не заморачивается... 

Вона как! 2019-01-14 22:55:17

После того, как Лист заболел Украиной, мир тоже зоболел Украиной, особенно массажистки-гетеры, поющие за деньги. А затем малорусы, жившие на Окраине России (на Украине) перестали быть малорусами, осознав себя сепаратистами-украинцами. Дойдя до последней фазы свидомости они выкопали Понт Эвксинский! (украинское Чёрное море). Это уже потом они на берегах Украинского моря построили город Черноморск - на месте древнего украинского городища Ильичёвска! Откопав заодно и памятник создателю УССР (Украины) Ильичу. После того потомки славной Эллады стали слава-украинцами, работающими на плантациях за евро-деньги и большой ящик печенья. Потом они заболели двумя майданами, разлюбили Европу, но полюбили стамбульского Патриарха Варфоломея, который им томоса всунул. Томос был написан на дублёной шкуре старого козла, пасшегося на берегах Босфора и напиввшегося солёной украинской воды. Затем они собрали томоносцев и поплыли на папирусных лодках в Украино-Азовское море - пить украинскую водку и взрывать к чёртовой матери украинский Крымский мост, построенный без разрешения Варфоломея.  

Наверх