RSS

Реклама

Вышел в свет летний номер журнала Бессарабский вернисаж. Спрашивайте в киосках города. Приятного прочтения!






Книга журналиста ИД «Курьер» Игоря Огнева "Измаил. Имена на все времена". Более 60 биографических очерков о прославленных измаильчанах.
Спрашивайте в розничной торговле:
•Книжный магазин "Книжкосвіт" (ул. Пушкина, возле музея А.В. Суворова)
•Отдел рекламы ИД "Курьер" (пр. Суворова, 77)
•Киоски прессы (остановка маршрута №10 в центре и напротив бывшего рынка "Росинка")


Анонсы


Рейтинг новостей

История     Просмотров: 142

Буджак хозяйственный

Буджак хозяйственный

Интересную картину хозяйственной жизни юга Бессарабии, или Буджака, мы находим у Аполлона Скальковского в работе 1853 г. «Опыт описания Новороссийского края». Сведения, содержащиеся здесь, опираются на данные официальной статистики середины XIX в. В этой публикации я собираюсь остановиться на некоторых характеристиках сельскохозяйственного производства и рыболовства в местности, окружающей наш Измаил (Тучков).

По словам автора, в Бессарабии существует весьма древнее хозяйство, которое «можно было бы назвать Ираклийским, ибо оно весьма сходно с деятельностью Болгар Фракийских и даже Турецких селений, преемников древнего эллинского мира». Главные его особенности – теснота полей и активное развитие садоводства и виноградарства. В Буджаке же и в Кагульском уезде близ Прута главными отраслями хозяйства были возделывание яровой пшеницы, виноградников и баштанов. А вот ржи до 1814 г., когда здесь появились великороссийские и немецкие сёла, вообще не знали. Что характерно, рожью в те годы не только торговали, но и использовали её для производства водки. Правда, в целом по Бессарабской области в сравнении с другими регионами юго-западной части Российской империи её производилось совсем немного – «всего» 197 550 вёдер.
Если же говорить о валовом сборе зерновых в Бессарабской области вместе с Измаильским градоначальством во второй половине 1840-х – начале 1850-х гг., то по этому показателю данный регион занимал лидирующие позиции на юге империи.
Тут ещё раз хотелось бы обратиться к сельскохозяйственным угодьям Буджака. Как отмечает автор, дома, сады и плантации здешних немецких и болгарских колонистов поражали воображение приезжих своей ухоженностью и масштабами. Особенно этим отличались колонии обоих Либенталей, Мариенталя и болгарская колония Болград. Хозяйство здешних болгарских колонистов, по словам автора, было недалеко от немецкого рационального хозяйства и давно уже «перешагнуло за сельскую рутину малороссов».
После вступления князя Михаила Воронцова в управление краем особое развитие в Буджаке получили казённые виноградники, в том числе расположенные вблизи Измаила и Рени.
Животноводство в ту пору для наших мест не было «коньком» сельскохозяйственного производства. Так, рогатый скот у местного населения был мелок, лошади «дрянные», а вот овцы особой породы – «цигайския» – отличные. Всего в Измаильском градоначальстве в описываемый период числилось 14 тыс. 407 голов рогатого скота. И по этому показателю оно в Бессарабской области пасло задних. 
В этот период огромные дунайские острова славились своими лугами далеко за пределами этой местности. Их здесь было 17 тысяч десятин (более 18,5 тыс. га).
«Бессарабская область, взятая вместе с Измаильским градоначальством, - пишет автор, - имеет все условия для самого обширнаго и успешнаго садоводства». Сады здесь раскинулись на лучших в России почвах, а урожайности во многом способствуют обилие проточной и ключевой воды, высокая и ровная температура воздуха. Южные и юго-западные районы Буджака засажены были большими площадями виноградников, а местные жители столетиями выращивали на этих землях шелковицу.
Первая половина XIX в. – время массового развития в нашем крае шелководства. Как сообщает А. Скальковский, «в Измаиле, Кагуле и Бельцах мы видели на базаре моточки сырого шёлка, продававшиеся поселянами как товар самый обыкновенный».
Садоводством в этих краях занимались буквально все сословия, и потому здесь можно встретить сады городские, колонистские, помещичьи, селян и монастырские. В работе упоминается, что на территории Измаила и Килии ещё «сохранились полузасохшие турецкие сады и виноградники». Однако не только они.
Так, на измаильской городской земле числилось 1406 фруктовых садов площадью около 6,5 десятин, и до 1500 кустов винограда. Крупнейшие сады в нашем городе принадлежали аптекарю Буку, купцам Иллиади, Анастасопуло, Каравасили, Тульчияну, Сандулу и пр., а также протоиерею Сичинскому. Из них лучшими считались те, которые до 1812 г. принадлежали туркам.
Куда беднее были наши края лесами. Правда, даже здесь на дунайских островах встречались лесистые местности, образуемые деревьями дуба, ясеня, изредка – клёна, вербы, тополя и «весьма большаго количества лозы и тернов». Однако в Бессарабии, к сожалению, в ту пору крайне недостаточно занимались лесонасаждением. Правда, благодаря усилиям военного губернатора области Павла Фёдорова (выполнявшего к тому же обязанности Измаильского градоначальника) «плантации и сады, разведённые им в Кишинёве…, а также в городах Измаиле и Кагуле, имеют вид прекрасных и свежих рощ или парков».
Особое значение в Бессарабии придавалось огородничеству. Из  70 тыс. огородов, имеющихся в Новороссийском крае, 60 тыс. располагались именно в этой области. Их плоды – картофель и помидоры, чеснок и баклажаны, лук и капуста, а также много ещё чего – пользовались неизменным успехом не только на местном рынке, но и вывозились в северные губернии страны.
Среди прочего, одной из важнейших отраслей местного хозяйства в Измаильском градоначальстве было рыболовство. Промыслы Дуная и придунайских озёр славились по всей России. Не случайно этот район получил особое название «Дунайская область».
Князь Воронцов пригласил из Голландии успешного сельдяного промышленника Николая дей-Вея для обучения новороссийских и бессарабских рыболовов ловле, солению и сохранению сельди. По мнению зарубежного гостя, сельди дунайские и керченские ничем не уступали голландским.
Больше всего в крае славились некрасовские и задунайские запорожские рыбаки, чьи лучшие усадьбы располагались близ Измаила, Килии, на островах и в плавнях Дуная. К 1845 г. промысел в Килийском гирле до самого моря находился в откупе у купца Широкова, который имел три завода по переработке рыбы. Один из них располагался в Измаиле, другой – в Килии, а третий - на о. Летя на противоположном берегу Дуная (на месте бывшего Базарджикского карантина).  Здесь находился самый крупный завод, а при нём – целый рыболовецкий флот, включавший в себя 2 килевых, 35 больших и 10 меньших рыболовных баркасов.
Из отчёта купца Широкова, опубликованного в «Журнале Министерства внутренних дел» нам сегодня известно об объёме улова в 1843 году: белуги – 25797 пудов*, осетра – 3177, севрюги – 396, карпа – 901736, сельди – 222875 штук. Кроме того было добыто 5287 пудов белужьей и осетровой икры.
Не меньший интерес представляет раздел, названный «Хозяйство по царству ископаемых». Только, к сожалению, по большей части он наших краёв не касается.

*Пуд - устаревшая единица измерения массы российской системы мер, была равна 16,3804964 кг

09.08.2018    Игорь ОГНЕВ