RSS

Реклама

Вышел в свет летний номер журнала Бессарабский вернисаж. Спрашивайте в киосках города. Приятного прочтения!






Книга журналиста ИД «Курьер» Игоря Огнева "Измаил. Имена на все времена". Более 60 биографических очерков о прославленных измаильчанах.
Спрашивайте в розничной торговле:
•Книжный магазин "Книжкосвіт" (ул. Пушкина, возле музея А.В. Суворова)
•Отдел рекламы ИД "Курьер" (пр. Суворова, 77)
•Киоски прессы (остановка маршрута №10 в центре и напротив бывшего рынка "Росинка")


Анонсы


Рейтинг новостей

История     Просмотров: 375

Взаимосвязи греков и варварского населения пруто-днестровских территорий в эпоху латена*

Взаимосвязи греков и варварского населения пруто-днестровских территорий в эпоху латена*

Отношения населения карпато-дунайско-понтийского региона с жителями территорий южных Балкан имеют тысячелетние традиции. Свидетельством этих отношений являются как тексты древних авторов, так и источники материальной культуры. Таким образом, начиная с Гомера, фракийские племена появляются на страницах древнегреческих произведений в самых разных ситуациях и контекстах. Более того, элементы южно-балканского происхождения засвидетельствованы в археологических памятниках к северу от Дуная, начиная с эпохи энеолита, когда там жили доиндоевропейские племена.

С притоком индоевропейских племён греков на Балканы эти отношения поднялись на новый уровень, постоянно укрепляясь и расширяясь. 
Одним из основных факторов, способствовавших их укреплению, явился феномен великой греческой колонизации. Значительные греческие группы мигрировали на территории, которые могли способствовать решению проблем, возникавших на их родине.
Среди этих территорий были и прибрежные регионы Понта Эвксинского, характеризовавшиеся относительно мягким климатом, в достаточной степени схожим с климатом тех регионов, откуда греки прибыли. Немаловажным являлся и тот факт, что население Причерноморья было достаточно развитым, чтоби реагировать на предложения греков и на создание взаимовыгодных отношений. Таким образом, на черноморском побережье вскоре появился ряд греческих поселений, а процесс их образования получил название великой греческой колонизации. Отметим роль поселений, посредством которых развивались отношения греков с варварским миром в этом регионе, включая северные фракийские племена. Природа этих связей наблюдается на основе археологических материалов, подчеркивая самые разные области. В данном контексте на первом плане находилась торговля вином и маслом, о чём свидетельствует открытие внушительного количества сосудов для перевозки таких продуктов - амфор. Самые ранние из них, обнаруженные в поселениях интересующего нас региона, относятся к VІ-V векам до н. э. Начиная уже с ІV века до н. э., амфорные находки стали естественным и устойчивым явлением. В некоторых поселениях ІV-ІІІ столетий до н.э. объём амфор достигает 25% от общего количества собранной керамики, указывая тем самым на степень коммерческой интенсивности. Другим направлением обмена стала торговля керамикой. Относительно редкие находки греческих чернолаковых сосудов, принадлежащих к ІV-ІІІ векам до н. э., чаще встречаются в открытиях, относящихся ко ІІ веку до н. э. Материал, формы и назначение этих сосудов были весьма разнообразными, указывая не только на изысканный вкус местной аристократии, но и на её способность удовлетворять эти вкусы. 
В этом же контексте следует обратить внимание и на торговлю бронзовыми и серебряными изделиями, число которых, конечно, не так велико, но и не настолько малочисленно, чтобы их игнорировать. Также отмечена торговля стеклянными предметами и особенно артефактами из стеклянной пасты. Довольно редко, но всё же засвидетельствованными являются предметы из категории украшений и туалетных принадлежностей. Что касается товаров, предлагаемых местными жителями греческим торговцам, то, по данным исследователя Василия Пырвана, это зерно, крупный рогатый скот, шкуры, шерсть, мёд, воск.
Ещё одним доказательством активных коммерческих отношений являются нумизматические открытия, которыми изобилует практически вся территория, населенная ранее северными фракийцами, а также открытия домонетных эквивалентов - наконечников стрел, используемых в северо-западной части Понта на ранней стадии коммерческих контактов. На сегодняшний день известны тысячи наконечников стрел, обнаруженных в кладах или изолированно.
В этом же контексте заслуживает внимания гипотеза исследователя В. Кожокару, согласно которой не только обменные эквиваленты, но и распространение культа Аполлона Целителя могут отражать контакты, поддерживаемые греками с «варварским» населением, для которых лук был основным оружием. Аполлон считался наиболее важным защитным божеством города в Аполлонии, Хистрие и Ольвии. Он имел статус защитного божества, призванного облегчить прямые контакты между греческими колониями на побережье и «добрым диким» носителем лука.
Наряду с наконечниками стрел, начиная с V века до н.э., были распространены первые монеты, называемые «дельфинами». Древнейшие греческие монеты, найденные на территории Пруто-Днестровского региона, относятся ко второй половине V в. до н. э. Они представляют собой монеты из Хистрии, Тиры, Ольвии, Кизики и македонские монеты. Экономические потребности, несомненно, отражают и варварские монеты типа Хушь-Вовриешти (имитирующие тип монет Филиппа ІІ), которые имели большой оборот на молдавских территориях. 
Чрезвычайно интересны монеты более поздних скифских царей, отчеканенные в греческих городах побережья. Таким образом, во II веке до н.э. шесть династий с иранскими именами чеканили монету по греческой модели на территории нынешней Добруджи. До сих пор известны около ста бронзовых экземпляров разных типов и вариантов с изображениями греческой иконописи.
В І веке н. э. монетный двор в греческой колонии Ольвия помог узаконить власть сарматских царей Фарзоя и Инисмея, имена которых появились на золотых статерах и серебряных экземплярах монет. Примечательно, что областью распространения «скифских» монет были греческие города, расположенные на северо-западном побережье Чёрного моря, а также в их окрестностях. 
Однако торговля являлась не единственной областью, в которой прослеживаются отношения греков с гето-даками. Например, для аграрного прогресса значительным стало введение в технический оборот плуга с железным лемехом, форма которого, по-видимому, также была перенята у греков. По-видимому, греческое происхождение, скорее всего, имели и ряд специализированных инструментов, применяемых гето-дакийскими мастерами в области металлургии, а часть из них могла даже принадлежать греческим ремесленникам. Особенно интересны данные, связанные с медицинской деятельностью. 
В этом смысле более чем убедительными представляются бронзовые пинцеты из Брад и Пояны, которые, вероятно, принадлежали местным «целителям», а также исключительный медицинский комплект из Ерздиштя Мунчелулуй (территория совр. Румынии), который является собственностью «хирурга» греческого происхождения.
Связи военно-политического характера не оставались за пределами отношений между греками и гето-даками. Подтверждением служат как письменные, так и археологические источники. Эти отношения могут быть выведены из анализа денежного обращения, особенно эллинистических монет. Допускается, что обнаруженные монеты, скорее всего, являлись платой за различные политические договорённости, чем результатом чисто коммерческой деятельности. Однако их можно квалифицировать как результат угроз, вторжений или вымогательства со стороны варваров - всё для того, чтобы получить платный, но не совсем стабильный протекторат. В качестве примера приведём военно-политический альянс, заключенный между Калатисом и соседними городами, а также со скифами и гетами против Лисимаха. Долгосрочные связи гето-даков с греческими полисами также оказали влияние на такую чувствительную сферу, как духовность. В этом отношении освоение греческого языка и греческой письменности (даже если речь шла лишь о небольшой группе населения) имело особое значение в процессе организации и развития гето-дакийского общества. Дополняя вышесказанное, отметим, что элементы греческого происхождения можно выделить особенно в архитектуре - как военной, так и гражданской, в частности, в случае военно-оборонительных сооружений. Самые древние оборонительние элементы греческого происхождения относятся к временам VІ-ІІІ вв. до н.э. 
Чтобы быть более убедительными, вкратце проиллюстрируем влияние греческого архитектурного искусства на эволюцию гетской архитектуры, основываясь на памятниках Пруто-Днестровского региона. В восточных карпатских землях традиция укрепления жилых пространств, а также мест, имеющих стратегическое значение, зафиксирована ещё с доисторических времён. Таким образом, мы можем говорить о распространении общих элементов оборонительного характера, широко используемых в древнем мире, а также специфических местных элементах. Среди наиболее часто практикуемых - валы, которым предшествует ров. Они начались с элементарного ограждения территорий простыми частоколами, продолжившись обустройством валов путём укладки выкопанной почвы из пространства будущего рва, доходя до сложных палисадных построек.
Примером сочетания традиций могут служить различные комбинации камня. В городище Рудь, например, у внешней основы одного из валов прослеживается слой массивных необработанных камней, над которым лежал слой земли. Второй вариант предполагает использование камня в заполнении. В Руди внутренний вал состоял из двойного деревянного частокола, а пространство между двумя рядами балок было заполнено большими кусками камня, смешанными с утрамбованной почвой. Такая же ситуация прослеживалась и в конструкции внутреннего вала городища Требужень-Потырка. Третий вариант сочетания каменных материалов можно проследить на основе элементов оборонительной системы поселения Косэуць (Сорока) в среднем течении Днестра. После сожжения, во второй фазе реконструкции, на том же месте было воздвигнуто новое укрепление по аналогичному принципу, но с применением камня, который уже использовался ранее. В случае фортификации в Косэуць использовался необработанный камень, без раствора, образовывавший две параллельные кладки, пространство между которыми было заполнено утрамбованной землей. Аналогичные приёмы применены в городище Бутучень Вест (Орхей). Городище Бутучень также может служить примером типично эллинистической каменной стены, находящейся в непосредственной близости с традиционными укрепленными сооружениями варварского типа. Несколько аналогичных ситуаций отмечено в других гетских укреплениях. Например, в Руди и Сахарна Микэ (на Среднем Днестре). 
Стоит также упомянуть о сходствах в области гражданского строительства. В ряде населённых пунктов, хотя их количество на сегодняшний день невелико, были отмечены жилые постройки, в возведении которых использовался камень. Нижняя часть стен была сооружена из обработанных камней, связанных глиной и песком. Верхняя часть - из дерева и глины. С точки зрения планиметрии каменные дома обычно имеют прямоугольную форму. Они могут быть как однокомнатными, так и двухкомнатными. Несомненно, вышеупомянутые архитектурные признаки не имеют аналогов в варварском мире и представляют собой греческие влияния, переданные в результате отношений, установившихся между западно-понтийскими греками и варварским миром.
В то же время надо отметить, что передача греческих ценностей варварским народам была не только односторонним, но и обратным процессом, материализуясь импульсами из варварской среды в направлении греческой цивилизации. Наблюдения, сделанные на более важных памятниках, расположенных на берегах Понта, показывают, что греческие поселения не сразу сформировались по прототипам своих метрополий. Около 80 лет они испытывали на себе последствия варварского влияния на внутреннюю организацию, согласно местным традициям. Среди них - отсутствие городских структур, типичных греческих жилищ, предпочтение заглубленным в землю жилищам, которые являлись абсолютно типичными для местных традиций. Причина такой эволюции объясняется тем, что прибывшие греки также заключали супружеские союзы с местным населением, учитывая, возможно, очень низкую женскую составляющую на первых этапах. Лишь только через два поколения произошел демографический взрыв, приведший к реорганизации сельских структур в типичные эллинские городские структуры.
Таким образом, обзор сложных отношений, поддерживаемых варварским населением, в частности гетским, с эллинистическим миром, отражает двухсторонние влияния в самых разных областях.

*Латен - кельтская археологическая культура железного века (V—I вв. до н. э.), распространённая по всей Европе

О. Мунтяну, доктор исторических наук,
доцент Государственного педагогического университета им. И. Крянгэ (Кишинёв, Молдова)

24.05.2018