RSS

Реклама

Вышел в свет весенний номер журнала Бессарабский вернисаж. Спрашивайте в киосках города. Приятного прочтения!






Книга журналиста ИД «Курьер» Игоря Огнева "Измаил. Имена на все времена". Более 60 биографических очерков о прославленных измаильчанах.
Спрашивайте в розничной торговле:
•Книжный магазин "Книжкосвіт" (ул. Пушкина, возле музея А.В. Суворова)
•Отдел рекламы ИД "Курьер" (пр. Суворова, 77)
•Киоски прессы (остановка маршрута №10 в центре и напротив бывшего рынка "Росинка")


Анонсы


Рейтинг новостей

Экология     Просмотров: 624

Дунайка идёт, вилковские рыбаки не дремлют

Дунайка идёт, вилковские рыбаки не дремлют

Об уникальном вкусе дунайки жителям придунайского региона рассказывать не нужно. Известно, что этот продукт богат йодом и минералами. По виду дунайская сельдь отличается от обычной морской наличием темной спинки, а неповторимый смак рыба обретает после того, как, идя на нерест из моря, попадает в реку, где питается дунайскими водорослями.

Испокон веков выловом дунайской сельди занимаются в Вилково и Килии, профессия рыбака наиболее востребована и престижна в этих городах. О том, как ведется сельдевый промысел в Вилково, - наша публикация. 
В этом небольшом городке, расположенном на островах, зарегистрированы более 10 рыболовецких предприятий, многие из них основаны иногородними бизнесменами. Каждый промышленник получает свой лимит на вылов дунайской сельди – как правило, до 10 тонн в сезон. 
Поскольку рыбаки выезжают на промысел надолго, то им необходимо где-то жить и обустроить свой быт. Домик, где они базируются, называют «скеля». Часть таких построек осталась как наследие советской эпохи, когда-то они служили местным артелям. С распадом Союза их взяли в аренду. Но не всем предпринимателям достались такие здания, поэтому некоторым приходится строить уже новые, но обязательно на сваях, чтобы в случае необходимости конструкции можно было легко разобрать.
Мы подплыли к одной из таких скель. У берега в лодке двое рыбаков – Дмитрий и Виктор – «перетрушивают» сети: очищают их от мусора, камешков, распутывают и аккуратно складывают в лодке. Мужчины готовятся к выходу на воду – «закидывать тоню», то есть притонивать сети. 
Кстати, сельдевые снасти несколько отличаются от тех, которыми ловят другие виды рыб: лесковые сети более мягкие и нежные, а стало быть, удобные и качественные. Длина их - 150 м, размер ячеи колеблется от 28 до 38 мм. 
Сельдевая путина начинается рано – как только вода прогреется до 7 градусов. Тогда наступает «ход» для селедки: в это время она из соленых вод Черного моря устремляется к пресноводью. Как поведали нам рыбаки, бывали годы, когда вылов деликатеса начинался даже в феврале. 
Но в нынешнем году вода в Дунае выдалась высокой и холодной, и косяки сельди ушли выше по течению. И хотя разрешения были получены уже в середине марта, реальный улов пришелся на вторую половину апреля. Хотя и это весьма условно – с сельдью в настоящее время прямо беда. Это самый неудачный год из всех, что был, говорят рыбаки. Потому и цена на дунайку кусается, и падать, по-видимому, уже не будет. На рынке она колеблется в пределах 100-120 грн за килограмм. 
Такой вот казус выходит: лимиты предприятия получили, но дотянуться до них не могут из-за малого количества вылавливаемой сельди. Да и по размеру, говорят, она почему-то меньше обычного.   
Рабочие сутки рыбака начинаются с вечера: в это время обитатели скели кидают жребий – кому в какое время «закидывать тоню». Жеребьевка, по мнению мужчин, намного удобнее, нежели живая очередь: так ты точно знаешь время своего выхода на воду и можешь ненадолго отлучиться, отдохнуть.
Чем больше притонений выпадает в сутки лодке (а в ней два рыбака), тем выше заработок. Однако и тут без удачи никуда. Удача – вот главное, что нужно рыбаку. Бывает, одна лодка пройдет – лишь мусор соберет, а следующая через полчаса наберет 30-40 кг улова в сеть. 
Интервал между притонениями – 30 минут. За это время рыбаки успевают раскинуть сеть и начать плыть с нею почти к самому морю. Один конец снастей крепится к лодке, второй свободный и обозначается кушкой (так по-липовански называется предмет определенной формы из пенопласта).
Вот мы и в лодке. Виктор «кидает тоню», а Дмитрий в это время старательно гребет веслами, чтобы лодка не попала на сеть. Вообще, нам повезло – погода оказалась безветренной. Вот сети уже в воде, и мы медленно движемся к взморью, плыть долго – почти час. Потом начнется выборка – то есть нужно будет вытащить из воды сеть и выбрать из нее улов. 
Над нашим суденышком беспрестанно совершают облет крупные чайки, название у них необычное - черноголовый хохотун. То и дело до нас доносятся их звуки, похожие на стоны. Но рыбаки утверждают, что так птица радуется, ждет рыбу. Но этих пернатых спутников здесь не любят за то, что они воруют улов, клюют сельдь прямо в сетях. Недолюбливают рыбаки и баклана, который, помимо того, что в больших количествах поедает рыбу, еще и губит деревья. В качестве подтверждения мои собеседники указали на засохшие деревянные остовы, облепленные черными бакланами.   
Увы, как и предупреждали рыбаки, улов выдался неважный – всего 5 селедок угодили в снасть. 
Сдают рыбу на пункте приема своего же предприятия. В этом году скупочная цена намного выше в сравнении с прошлогодней. Как поделился один из добытчиков, если в минувшем сезоне за одно притонение получалось поймать 30-40 кг селедки и сдать ее по 22 грн, то сейчас – максимум 15 кг, но по 50 грн за кило.
И все бы ничего, кабы не самый главный бич рыбников – коррупция. На одного вилковского рыбака приходятся три-четыре проверяющие структуры. Мужчины сетуют, что представители каждой из них всякий раз норовят «поживиться», порою придираясь к абсолютно несущественным мелочам. Приходится откупаться, отдавая по десятку килограммов улова и возвращаясь на берег практически ни с чем. Станешь противоречить – могут на месяц лишить прав на плавсредство или другое наказание придумать. 
А время рыбаку дорого, его упустить никак нельзя. Вот сейчас май, и уже сельди почти нет. А в июне, даже если ее и выловишь, пока доберешься до скели, рыба сварится на солнце. Не помогает даже лед. 
В качестве отступления хочется рассказать еще вот что. Не так давно рыбаки  ловили дунайскую селедку интересной формы: она была в основном одного размера – около 25-30 см и кругленькая, «как качалочка». Называли такую рыбку майкой, и она была самой вкусной и жирной. Ее-то рыбаки и ловили для себя в больших количествах, заготавливали впрок. Сейчас майка уже не ловится – пропала совсем. Почему – никто не ведает. 
Вилковские труженики голубой нивы жалуются и на нелогичные решения киевских и одесских чиновников, скажем, те, что касаются установления запрета на вылов сельди. Люди убеждены, что объявлять период тишины нужно тогда, когда рыба готова нереститься. На деле же выходит совершенно наоборот. Вот, к примеру, в этом сезоне в момент запрета вместо созревшей икры у сельди только начинали формироваться ленточки. А сейчас, когда икра «рассыпается», рыбу официально разрешено ловить. Где здравый смысл, спрашивается? 
Труд рыбака нелегок, в сельдевую путину нужно многое успеть, приходится выкладываться на полную, дабы заработать денег для семьи на весь будущий год. Дунайка – кормилица вилковчан, и этим все сказано.

11.05.2018    Снежана СТРЕПЕТОВА



Комментарии




CAPTCHA Image