RSS

Реклама

Вышел в свет летний номер журнала Бессарабский вернисаж. Спрашивайте в киосках города. Приятного прочтения!






Книга журналиста ИД «Курьер» Игоря Огнева "Измаил. Имена на все времена". Более 60 биографических очерков о прославленных измаильчанах.
Спрашивайте в розничной торговле:
•Книжный магазин "Книжкосвіт" (ул. Пушкина, возле музея А.В. Суворова)
•Отдел рекламы ИД "Курьер" (пр. Суворова, 77)
•Киоски прессы (остановка маршрута №10 в центре и напротив бывшего рынка "Росинка")


Анонсы


Рейтинг новостей

История     Просмотров: 617

Кому мы обязаны 22-летним пребыванием в составе Румынии?

Кому мы обязаны 22-летним пребыванием в составе Румынии?

Сто лет назад, 27 марта (9 апреля по новому стилю) 1918 года, Сфатул Цэрий (Совет края) - парламент незадолго перед этим образованной Молдавской Демократической Республики - проголосовал за присоединение Южной Бессарабии к Румынии. Давайте проанализируем события тех дней. Это интересно хотя бы потому, что современное украинское Придунавье тоже формально входило в состав вышеупомянутого псевдогосударственного образования.

Предтеча
Начнём, пожалуй, с небольшого исторического экскурса. Молдавская Демократическая Республика (МДР) была образована 2 (15) декабря  1917 года на территории бывшей Бессарабской губернии Российской империи. Произошло это вскоре после Октябрьского переворота в Санкт-Петербурге. Первоначально предполагалось, что республика войдёт в состав большевистской России. Правда, следует отметить, что МДР только частично контролировала свою территорию. Так, в Аккерманском уезде было велико влияние большевиков и Одесской советской республики. В Измаиле и в близлежащих местах влияние Сфатул Цэрий и его исполнительных органов тоже было едва ощутимым. Ситуация усугублялась тем, что на территории республики шли бои между подразделениями иностранных армий: румынскими войсками, большевиками и армией Украинской Народной Республики. В итоге Сфатул Цэрий, верховный законодательный орган, проголосовал за ввод румынских войск на территорию провозглашённой республики якобы для охраны складов с материальными ценностями. В конечном итоге это привело к фактической аннексии региона.

Голосование
Заседание парламента, посвящённое объединению, состоялось 27 марта (9 апреля) 1918 года. Вот как процедуру голосования описывала газета "Сфатул Цэрий": "К 2 часам дня ко дворцу Сфатул Цэрий стали съезжаться депутаты, почётные гости, общественные деятели, много частной публики, представители румынского военного мира, члены правительства МДР во главе с президентом И. К. Инкульцом, президиум Сфатул Цэрий, журналисты и много другой публики. По улице, …ведущей к парламенту, и по Садовой, где помещается парламент, расставлены были войска и жандармы, а возле входа в парламент поставлен почётный караул". После вступительного слова Инкульца, приветствовавшего главу румынского правительства Александра Маргиломана, выступил румынский "гость". Отметив, что "проблема присоединения Бессарабии к груди родной матери Румынии впервые во всей широте была поставлена на очередь в день объявления ни от кого независимой Молдавской Республики, а в настоящее время проблема эта стала ещё более рельефной, она выдвинута историческим ходом событий и самим Сфатул Цэрий". Маргиломан представил вступление румынских войск в Бессарабию как ответ на "призыв правительства" Молдавской Республики в "смутное для неё время". В зачитанной Маргиломаном декларации содержалось обещание, что в состав Совета министров Румынии войдут два представителя от Бессарабии, назначенные существующим Сфатул Цэрий, а в парламенте страны число представителей региона будет пропорционально численности его населения. Выборы в органы местного самоуправления Бессарабии будут проводиться на основе всеобщего равного, прямого и тайного голосования. Было также обещано, что для провинции, как и для всей страны, конституцией будут гарантированы свобода личности, свобода слова, печати, совести, собраний, гражданские права. Перед голосованием члены Сфатул Цэрий приступили к дискуссии. Нельзя было сказать, что сторонниками идеи объединения были все без исключения депутаты. Так, председатель немецкого меньшинства фон Леш заявил, что не имеет полномочий решать вопрос об объединении. Позицию немецких колонистов должен определить их съезд, а посему он воздержится от голосования. От имени болгар и гагаузов выступил К. Мисюрков. Он сказал, что вопрос о присоединении может быть рассмотрен и решён "лишь всенародным свободно избранным Учредительным собранием Молдавской Республики", поэтому он от голосования тоже воздерживается. Такую же позицию заняли представители украинского и русского меньшинств А. Осмоловский и А. Грекулов. Решающее значение в создавшейся ситуации имел вопрос о том, каким способом провести голосование: открытым или тайным. Крестьянская фракция потребовала тайного голосования. Депутат В. Диаконович от её имени выразил следующее мнение: "Только закрытое голосование может дать каждому депутату возможность без давления с чьей бы то ни было стороны сказать своё слово по столь важному для страны вопросу". Вопреки этому руководители Сфатул Цэрий, опасаясь отрицательных итогов голосования, потребовали провести открытое поимённое голосование. Зная об участи членов Сфатул Цэрий - делегатов III губернского крестьянского съезда, расстрелянных в январе 1918 года за протест против оккупации края румынскими войсками, - они прекрасно понимали, что другие вряд ли осмелятся рисковать жизнью, открыто выступив против объединения. Подобная форма волеизъявления фактически предопределила его исход. К 27 марта 1918 года членами Сфатул Цэрий числились 138 человек. На заседании присутствовали 125. За присоединение к Румынии высказались 86 депутатов, против - 3, а ещё 36 человек воздержались. Тайное голосование дало бы, вероятно, другие итоги. Принятая по этому случаю Декларация повторяла, по сути, содержание декларации, зачитанной до этого А. Маргиломаном. В ней также говорилось: "Существующий ныне Сфатул Цэрий остаётся и впредь для разрешения и реализации аграрной реформы соответственно нуждам и желаниям нашего народа. Это решение будет признано румынским правительством". Характер голосования был определён и обстановкой, которая царила в те дни в Кишинёве. Во время его проведения здание, где заседал парламент, было окружено румынскими войсками с пулемётами, а на самом голосовании присутствовали представители румынских военных властей. После заседания, закончившегося в 19 часов 20 минут, в одном из кишинёвских казино состоялся "правительственный банкет" на 220 персон.

Депутаты от Измаильщины
Жителям украинского Придунавья будет интересно узнать, входили ли в число голосовавших наши земляки? Путём достаточно долгого поиска удалось установить: да, причём, сразу четыре уроженца наших мест.
Среди тех, кто проголосовал за "унирю" были депутаты-уроженцы Измаильского уезда Елена Алистар (с. Вайсал, ныне – с. Василевка Болградского района), Георге Маре (с. Слобозия Маре, ныне село и административный центр коммуны района Кахул Республики Молдова), Замфир Мунтяну (уроженец коммуны Измаильского уезда, название которой в найденных источниках не указано) и Виталий Зубак (с. Новая Некрасовка). О последних троих сегодня мало что известно, а о жизненном пути Елены Алистар я уже рассказывал в одном из предыдущих выпусков исторической страницы. Напомню лишь, что она была не только ярой сторонницей объединения Бессарабии с Румынией, но и активной феминисткой.

Незаконность объединения
Остается выяснить, насколько законным было это решение Сфатул Цэрий? Спорность подобного акта как с точки зрения международного, так и административного права очевидна.
Первое и самое главное обстоятельство состояло в том, что Молдавская Демократическая Республика являлась псевдогосударственным образованием, которое не было признано международным сообществом подобно тому, что мы имеем сегодня в случае с Приднестровьем. Субъекта международного права под названием "Молдавская Демократическая Республика (Бессарабия)" на 27 марта 1918 года юридически не существовало. Такой термин не применялся в официальных документах, принятых Сфатул Цэрий, вплоть до мартовского голосования. Отсюда следует, что Сфатул Цэрий условно присоединил к Румынии не существовавшее в природе государственное образование, и потому акт об объединении, хотя он и был принят большинством голосов присутствовавших депутатов (86 из 125), юридически не имел силы в отношении Пруто-Днестровского междуречья.
Второй и  не менее важный момент, который является производным из первого тезиса. Сторонники присоединения к Румынии в составе самого Сфатул Цэрий и в Румынии не последовали общепринятым юридическим нормам международного права, предусмотренным в случае слияния государств. Поэтому они не придали значения важному, с точки зрения права, обстоятельству – как единственный в той или иной мере законный законодательный орган власти в крае - Сфатул Цэрий - должен был вначале официально переименовать Молдавскую Демократическую Республику в Бессарабию, а уже затем, на основании этого акта, объявлять о присоединении теперь уже Бессарабии к Румынии. Этого сделано не было. Зато было сделано нечто другое: по всему тексту Декларации о присоединении края к Румынии территория между Прутом и Днестром называлась исключительно "Бессарабия", и только в самом его начале говорилось "Молдавская Демократическая Республика (Бессарабия)".
Ещё одно важное обстоятельство. В момент голосования вокруг здания парламента, где оно происходило, размещались румынские войска. Между тем, как писал известный румынский дипломат Н. Титулеску, "самоопределение…это плебисцит. Чтобы обрести силу международного права, он должен проводиться в условиях свободы". В таких случаях международные, а не военные силы той или иной заинтересованной стороны должны были обеспечивать порядок. Говорить о соблюдении этого условия в конкретных условиях Кишинёва в день 27 марта 1918 года не приходится.

Вместо послесловия
Итак, сначала, 27 марта 1918 года, Сфатул Цэрий принял постановление об "условном" присоединении Бессарабии к Румынии, и поначалу регион даже получил статус автономии. Что же было дальше?
Уже 22 апреля 1918 года декретом румынского короля Фердинанда I на территорию Бессарабии было распространено действие румынских законов, в соответствии с которыми теперь проводилось и управление этим регионом. Ещё больше автономия края была ограничена декретом Фердинанда I №1626, согласно которому с 1 августа 1918 года в Бессарабии вводилось осадное положение, ликвидировавшее все права и свободы граждан. В ноябре началась подготовка к мирной конференции в Париже, на которой Румыния намеревалась добиться международного признания объединения. Румынское правительство организовало созыв Сфатул Цэрий с целью принятия решения о безоговорочном объединении Бессарабии с Румынией. Заседание проходило 25-26 ноября 1918 года. На нём при отсутствии кворума 36 голосами (из 162 депутатов) было принято решение о безусловном присоединении Бессарабии к Румынии, ликвидировавшее все условия акта от 27 марта 1918 года. Вскоре после принятия этого решения Сфатул Цэрий прекратил своё существование. Значительная часть депутатов выразила протест по этому поводу и направила меморандум румынскому правительству с требованиями восстановить автономию согласно акту от 27 марта, но эти претензии не были приняты во внимание. 29 декабря 1919 года румынский парламент принял закон о присоединении Трансильвании, Буковины и Бессарабии к Румынскому королевству.

13.04.2018    Игорь ОГНЕВ



Комментарии




CAPTCHA Image