RSS

Реклама

Вышел в свет летний номер журнала Бессарабский вернисаж. Спрашивайте в киосках города. Приятного прочтения!






Книга журналиста ИД «Курьер» Игоря Огнева "Измаил. Имена на все времена". Более 60 биографических очерков о прославленных измаильчанах.
Спрашивайте в розничной торговле:
•Книжный магазин "Книжкосвіт" (ул. Пушкина, возле музея А.В. Суворова)
•Отдел рекламы ИД "Курьер" (пр. Суворова, 77)
•Киоски прессы (остановка маршрута №10 в центре и напротив бывшего рынка "Росинка")


Анонсы


Рейтинг новостей

История     Просмотров: 2166

Загадки еврейских кладбищ Измаила (Обновлено)

Загадки еврейских кладбищ Измаила (Обновлено)

История старого измаильского еврейского кладбища, того, что располагалось на месте сегодняшнего парка им. Богдана Хмельницкого, сегодня практически совсем забылась. И это довольно странно, поскольку со дня его официального закрытия для захоронений не прошло и семидесяти лет.

Так уж устроен мир, что всякая последующая цивилизация или новое поколение вольно или невольно возникает практически на костях своих предков. Причина этого кроется не столько в неуважении к их памяти, сколько в довольно ограниченном пространстве, на котором располагались города и деревни. Можете себе представить, сколько же в землю полегло наших пращуров за 2,8 млн лет существования человеческой цивилизации!
Эта статья в плане исследования истории старого еврейского кладбища в Измаиле не претендует на статус глубокого и всестороннего научного исследования. Тем не менее, факты, которыми собирается оперировать автор, имеют под собой документальную основу. 
Чтобы очертить временные рамки существования в нашем городе еврейской диаспоры, обратимся к авторитетным источникам. Как свидетельствует еврейская энциклопедия, представители этого этноса жили в Измаиле с конца  XVIII века. Своё развитие еврейская община получила после 1812 года (после присоединения Бессарабии к Российской империи). А в 1825 году была построена первая синагога. Значительным в городе в эти годы было и число лиц еврейской национальности. Так, если в 1827 году в Измаиле проживало 549 евреев или 6,1% от общего количества населения, то к 1910 году их число достигло 4348 (12%),
Разумеется, если в Измаиле имелось еврейское население, то должны были существовать и места его компактного захоронения. В этом плане евреи, большинство из которых в прежние века исповедовало иудаизм, были весьма избирательны. Представители этого этноса, как правило, хоронили усопших родственников на собственных кладбищах, а не на православных, тем более не на мусульманских.
Поскольку свидетельств о дате открытия в нашем городе старого еврейского кладбища пока не обнаружено, будем опираться на некоторые косвенные документальные источники и включим логику.
Обнаруженные мною документы в этом плане достаточно скупы на информацию. К примеру, в период пребывания нашего края в составе Османской империи на планах Измаильской крепости обозначены лишь турецкие и татарские кладбища. 
Первую подсказку нам даёт «Дело о перезахоронении останков евреев в связи с закрытием еврейского кладбища в городе», которое хранится в Измаильском архиве и датируется 1952 годом. Чуть позже объясню, почему.
Решение о закрытии старого кладбища исполкомом Измаильского городского совета депутатов трудящихся было принято 14 ноября 1951 года. Его мотивом якобы стала необходимость расширения сельскохозяйственной выставки, которая располагалась поблизости. Перезахоронения производились по личным заявлениям родственников погребённых. Останки предлагалось перенести на новое еврейское кладбище, под которое власти выделили земельный участок площадью 2,5 тыс. кв. метров на окраине города, носившей в ту пору название «Кавказ» (сегодняшний его адрес: ул. Тихая, 3а). 
Всего в исполком поступило 63 таких заявления, в которых содержались ходатайства о переносе останков 101 захороненного. Работами руководила специально созданная комиссия во главе с зампредом исполкома Ф. Грушевским. Перезахоронение останков было начато 18 апреля и завершено 30 апреля 1952 года.
Почему вопросу о переносе захоронений со старого еврейского кладбища на новое я уделил столько внимания? Дело в том, что при отсутствии свидетельств, указывающих на дату открытия старого некрополя, эти документы могут служить косвенным ориентиром, поскольку что измаильчане в заявлениях о переносе останков своих родственников указывали дату их погребения.
Если проанализировать составленный властями на их основе сводный список, самым старым захоронением можно считать могилу гр-на Гершковича (имя и отчество, к сожалению, не указаны), погребённого на старом кладбище в 1887 году. Однако эту дату вряд ли можно считать годом рождения некрополя. Вспомним, что к моменту переноса останков в новое место (напомню: 1952 год) с вышеприведённой даты прошло без малого 70 лет. За это время потомки многих евреев выехали из нашего города, или генеалогическое древо семьи могло просто прерваться. Словом, на старом кладбище осталось множество захоронений и надгробий, озаботиться переносом которых уже было некому. Не исключено, что в их числе были более старые захоронения, чем могила Гершковича.
Итак, у нас имеется весьма условная дата появления в нашем городе старого еврейского кладбища – 1887 год. Но могло ли оно возникнуть раньше? Давайте поищем ответ на этот вопрос на картах и планах Измаила и Измаильской крепости конца XVIII – XIX вв. Их в моём домашнем архиве хранится порядка двух десятков, однако они не могут служить верным ориентиром наличия еврейских некрополей в пределах городской черты в вышеозначенный период. Дело в том, что во времена Российской империи места захоронений редко персонифицировались, исходя из этнического происхождения усопших. На планах города этого периода немало отметок со значком "+", как принято обозначать места расположения кладбищ. Однако в экспликациях (то есть в расшифровках условных обозначений), как правило, не уточняется, лица какой национальности или вероисповедания на них захоронены. Более того, в период до 1849 года - даты составления последней карты Измаила перед присоединением нашего края к Молдавскому княжеству (в 1856 году) – ни один из картографических источников не указывает на наличие в интересующем нас районе какого-либо места массовых захоронений (пусть даже без персонификации, еврейское ли оно или какое-нибудь другое). Скажем, на той же карте 1849 года на севере городская черта ограничивается строениями тюремного замка (ныне здесь располагается Измаильский следственный изолятор). Это значительно южнее современного парка Богдана Хмельницкого, где раньше располагалось старое еврейское кладбище. Из вышесказанного напрашивается вывод: некрополь появился между 1849 и 1887 годами.
Первым достоверным картографическим источником, в котором встречается упоминание о еврейском некрополе, является план Измаила, датированный октябрём 1908 года. На самой северной околице города, за пределами жилой застройки в квартале под номером 193 значится: «Еврейское кладбище». Это и есть интересующее нас место компактного захоронения измаильчан, которое сегодня принято называть старым еврейским некрополем. Однако судя по его масштабу, это довольно большое кладбище с массой захоронений. Иными словами, к моменту, когда оно было обозначено на плане, погребения здесь производились довольно длительное время. Напомню, что по результатам поисковой работы мне удалось установить, что кладбище могло возникнуть в интервале между 1849 и 1886 годами.
Здесь мне хотелось бы обратиться ещё к одному аспекту, тесно связанному с поднятой мною темой. Интерес может представлять дело «Об образовании еврейского погребального общества» 1890-1891 годов, которое хранится в фондах Измаильского архива. В нём содержится переписка еврейской общины с Измаильской городской управой, а также управы с Бессарабским губернским правлением на предмет образования в нашем городе подобного общества. А что, собственно, представляли эти объединения? Выражаясь современным языком, это были своего рода общественные организации, только со специфической сферой деятельности. Они являли собой объединения людей, которые оказывали последние почести умершему, готовили его к погребению и проводили сам обряд похорон. Необходимость образования таких обществ была обусловлена тем, что в иудаизме последним почестям усопшему придаётся огромное значение. Первые подобные общества или братства упоминаются ещё в священной книге Талмуд - своде правовых и религиозно-этических положений иудаизма. Для местной власти сложность состояла в том, что аналогов такого формирования в Измаиле никогда не было. В связи с этим появилась необходимость изучения опыта других городов юго-запада Российской империи. Измаильским властям пришлось образовать специальную комиссию при участии раввина для учреждения в городе еврейского погребального общества. Однако первоначально необходимо было разработать устав такого общества и направить его на утверждение Бессарабскому уездному правлению.  Для подготовки устава Измаильская городская управа поинтересовалась наличием таковых в Секурянском (Хотинского уезда) и Одесском еврейских погребальных братствах. В последнем, как выяснилось, устава до тех пор не было, он находился в стадии разработки. После завершения работы над ним один экземпляр братство обещало выслать в адрес Измаильской управы. 
Судя по материалам вышеупомянутого дела, можно сделать вывод, что волокита царила во властных структурах и в те годы. Так или иначе, но в феврале 1891 года, более чем через год после первого обращения еврейской общественности с просьбой о получении разрешения на образование погребального общества, Бессарабское губернское правление попросило Измаильскую городскую управу ускорить процесс разработки устава общества.
После определённых организационных работ еврейское погребальное общество в нашем городе было официально зарегистрировано. Произошло это к марту 1891 года. Незадолго перед этим, 12 ноября 1890 года, в Измаиле были избраны члены и кандидаты духовного правления молитвенного дома «Бейс-га-медрош» - для регистрации общества городской управе потребовался список его членов. С начала последнего десятилетия XIX века измаильское погребальное общество и озаботилось наведением порядка в захоронении евреев в нашем городе.
Передо мной – фотография первой половины 1950-х гг., на которой видно заброшенное еврейское кладбище на Выставке. Покосившиеся надгробия, трава по пояс. Старожилы вспоминают, что надгробные плиты со старого кладбища использовались для устройства фундаментов в частных домах и при мощении тротуаров в некоторых районах нашего города. А по свидетельству нынешних жителей этого района, обломки надгробий в парке Богдана Хмельницкого встречались ещё в 1990-е годы. Сегодня здесь ничего не напоминает о старом еврейском некрополе. Судьба старых измаильских кладбищ трагична и бессмысленно жестока. Я, например, являюсь живым свидетелем сноса Большого городского кладбища на месте сегодняшнего парка Покаяния и Памяти, нескончаемого ковра человеческих скелетов под будущим дорожным полотном проспекта Мира, стёртых с лица земли захоронений на территории, где появились здания теперешней Детской школы искусств и магазина «Юбилейный». К этому перечню можно добавить и бывшее воинское кладбище в Крепости. Неужели этот список будет продолжен?

«Нет, то не снег цветы в садах роняют,
 Когда от ветра в лепестках земля,
 То седина!
 Не лепестки слетают,
 С земли уходят не цветы, а я...»

(Минамото Санэаки. Из японских средневековых пятистиший)

29.03.2018    Игорь ОГНЕВ