RSS

Реклама

В новом номере газеты "Курьер недели": Спрашивайте в киосках города. Приятного прочтения!
Вышел в свет осенний номер журнала "Бессарабский вернисаж". Спрашивайте в киосках города. Приятного прочтения!




Книга журналиста ИД «Курьер» Игоря Огнева "Измаил. Имена на все времена". Более 60 биографических очерков о прославленных измаильчанах.
Спрашивайте в розничной торговле:
•Книжный магазин "Книжкосвіт" (ул. Пушкина, возле музея А.В. Суворова)
•Отдел рекламы ИД "Курьер" (пр. Суворова, 77)
•Киоски прессы (остановка маршрута №10 в центре и напротив бывшего рынка "Росинка")


Анонсы


Рейтинг новостей

История     Просмотров: 1888

Юрий Шкуратов: "Я был остарбайтером..."

Юрий Шкуратов: "Я был остарбайтером..."

События Великой Отечественной войны коренным образом повлияли на человеческие судьбы, оставили неизгладимый след в истории. Мы, потомки, вспоминаем об этих трагических событиях нечасто, в основном в День Победы. Люди, пережившие ужасы той войны, помнят другие даты: когда освобождали родные им города и села, громили и гнали с нашей земли фашистскую нечисть. У каждого тогда была своя доля: кто-то пал смертью храбрых, кто-то дошел до Берлина, кто-то умер в концлагере…

Огромное количество людей было угнано в Германию на принудительные работы. Среди них был Юрий Шкуратов (житель Измаила, 50 лет проработал хирургом). Сегодня, в Международный день освобождения узников фашистских концлагерей, он поделился своими воспоминаниями о том времени. Война застала Юрия в Чернигове, он закончил тогда 9 классов. …Мартовским днем 1942 года юноша вместе со школьным товарищем шел по городу по направлению к городскому рынку. Ребят задержал немецкий офицер и потребовал документы. У мальчишек документов не было. Немец привел их в полицию, где ребят долго допрашивали, били до крови, требуя сознаться в том, что они партизаны, и выдать месторасположение партизанского отряда. Ничего не добившись от подростков, отправили их на принудительные работы в Германию. Десять дней ребята вместе с другими пленниками ехали в поезде. Конечной остановкой был Рурский каменноугольный бассейн. В лагере уже было больше тысячи пленных. Ю.Шкуратова определили на работу в шахту "Ганофа". Лагерь был размещен на участке в несколько гектаров. Территория была огорожена двумя рядами колючей проволоки, ночью просвечивалась прожекторами, по другую сторону сновали немецкие овчарки. Жили заключенные в больших деревянных бараках. Здесь Юрий прожил-промучился почти 3 года. Каждый день в 5 утра - подъем. За 20 минут нужно было успеть выпить чашку ячменного кофе и построиться перед бараком. Людей пересчитывали и гнали на работу в шахту. В 6 утра начинался рабочий день. Сначала в шахту спускались остарбайтеры и советские военнопленные, затем пленные французы, англичане. Последними под землю спускались немецкие шахтеры. Каждый шел на установленное место: в забой, на откатку и подачу вагонеток, на ремонтные работы. На каждом участке работы были немецкие шахтеры, они следили за работой. В 11.00 был короткий 15-минутный перерыв. Немцы ели бутерброды с маргарином и колбасой, запивали кофе. Пленных не кормили. В 15.00 работа первой смены в шахте заканчивалась. Шахтеров поднимали наверх. Подъем наверх осуществлялся в обратном порядке: первыми поднимались арийцы. Все спешили - впереди ожидал шахтерский обед: миска баланды (редкая похлебка с кормовой свеклой) и пайка хлеба. Каждый день за обедом выдавали 300 граммов хлеба, раз в 10 дней - 200 граммов маргарина и 200 граммов сахара. Те, у кого работа была на поверхности, получали паек в два раза меньше. Практически всю пайку хлеба люди съедали за один раз, маргарин и сахар в лучшем случае заканчивался на второй-третий день. Были такие, кто растягивал полученное на неделю. Но так поступать было рискованно: голодные соседи могли не удержаться и съесть чужую заначку. Заболевшие узники оставались в бараке. Лекарств они не получали, а их паек уменьшался наполовину. Если человек болел больше 10 дней, его отправляли, как тогда говорили, "лечиться в госпиталь". Назад в лагерь такие больные не возвращались. Все они умирали, их трупы сжигали в газовых камерах "госпиталя". За три года таким образом погиб каждый третий заключенный лагеря. Несмотря на все тяготы, были у людей и праздничные дни - когда наши войска громили немцев. На душе становилось легче и появлялась надежда. Были так называемые "дни веселья" и у немцев. Их устраивало лагерное руководство во главе с комендантом Иосифом Бергманом. В воскресенье пленных собирали на лагерную площадь. Приходило около двухсот человек, их размещали полукольцом. Комендант садился в кресло, возле которого стояла сумка с кормовой свеклой. Он брал одну свеклу и подбрасывал вверх. Две сотни голодных по команде коменданта бросались ловить падающую свеклу. Люди толкали друг друга, подскакивали, падали, стараясь поймать гостинец коменданта. Для коменданта это зрелище было развлечением. Так продолжалось до тех пор, пока сумка не пустела и все десять корнеплодов (всегда десять) не переходили в руки счастливчиков. …Освободили узников американские войска 9 апреля 1945 года. Во второй половине июля 1945 года началась репатриация. Сначала пленники находились на советской оккупационной зоне, где им устраивали многочисленные проверки: интересовались - как попал в Германию, чем занимался (а вдруг - добровольно работал на немцев?)… Затем повезли на восток в лагерь под Свердловском. Там Юрий работал на новотрубном заводе. Пробыл несколько месяцев, но не выдержал и сбежал. По возвращении домой пришлось скрывать факты из своей биографии. Зачастую отношение власти к бывшим остарбайтерам было негативное: на них долго косились, считали чуть ли не пособниками фашистов. С такой графой в анкете трудно было рассчитывать на приличную работу, продвижение по службе. С течением времени тщательно скрывавшаяся многими причастность к остарбайтерам из негатива превратилась в позитив. И сегодня мы можем узнать о неизвестных фактах, долго хранившихся лишь в памяти людей, переживших тяготы фашистской неволи.

11.04.2007    

Наверх