RSS

Реклама

Вышел в свет летний номер журнала Бессарабский вернисаж. Спрашивайте в киосках города. Приятного прочтения!






Книга журналиста ИД «Курьер» Игоря Огнева "Измаил. Имена на все времена". Более 60 биографических очерков о прославленных измаильчанах.
Спрашивайте в розничной торговле:
•Книжный магазин "Книжкосвіт" (ул. Пушкина, возле музея А.В. Суворова)
•Отдел рекламы ИД "Курьер" (пр. Суворова, 77)
•Киоски прессы (остановка маршрута №10 в центре и напротив бывшего рынка "Росинка")


Анонсы


Рейтинг новостей

История     Просмотров: 497

Более двух десятилетий – на чужбине (Обновлено)

Более двух десятилетий – на чужбине (Обновлено)

Война 1853-1856 гг., которая получила название Крымской, стала одной из бесславных страниц в российской истории. Самое любопытное, что Российская империя сама развязала это противостояние и угодила в западню, расставленную извечным врагом – Англией. В результате мировое сообщество стало свидетелем унизительного поражения царизма.

Итоги Крымской войны страны-победительницы - Англия, Франция, Сардиния и Турция - подвели на Парижском международном конгрессе. По мирному договору 1856 г. Россия лишалась права содержать в Чёрном море военный флот и утрачивала право покровительства над христианским населением Османской империи. Южная часть Бессарабии была передана Молдавскому княжеству, находившемуся под турецким протекторатом, а устье Дуная с островами отошло к Турции. 
Именно по парижскому мирному договору Россию обязали стереть с лица земли Измаильскую крепость – не только гордость фортификационного искусства, но и свидетельство блестящих побед российского оружия. Впрочем, по условиям договора аналогичная судьба ожидала ещё ряд российских и турецких крепостей.
Вот что о ликвидации Измаильской крепости писал наш земляк Пётр Коломойцов в своей работе "Бывшая крепость Измаил и её памятники" в 1912 году: "По парижскому трактату крепость (была) упразднена; массивные стены и бастионы… были взорваны порохом и срыты".
Унизительные условия Парижского договора ещё долгие годы активно обсуждались в российских политических кругах. И не удивительно. Во-первых, это была едва ли не первая территориальная потеря империи за долгие годы её экспансионистской политики. Во-вторых, хоть Россия и лишилась незначительной части территории (чуть более 5 тыс. кв. км с населением около 130 тыс. человек), но эта утрата привела к потере контроля над судоходством в стратегически важном регионе – в дельте  Дуная. К негативным экономическим убыткам стоит отнести утрату богатейших сельхозугодий с пахотными землями, садами и виноградниками.  Южному соседу также достались богатые соляные и рыбные промыслы на Дунае и в близлежащих озёрах, а также придунайские порты Измаил, Рени и Килия, занимавшие важное место в торговле края.
Передача Россией территорий Молдавскому княжеству была сложным процессом, сопровождавшимся острыми дискуссиями и длившимся около года. Поэтому, когда некоторые историки ограничивают пребывание нашего края в составе Молдовы (чуть позднее – Объединённого княжества Валахии и Молдовы и, наконец, Румынии) временным отрезком с 1856 по 1878 гг., это не совсем верно. Фактически молдавская администрация в сопровождении военного контингента вступила в права на приобретённую провинцию только 1 марта 1857 г. 
Итак, процессу передачи наших земель предшествовала длительная работа комиссии, которая продолжалась в общей сложности одиннадцать месяцев. В ходе её, в частности, была установлена новая граница между Россией и Молдавским княжеством.
По договору отошедшая южная часть Бессарабии включала в себя весь Измаильский уезд, а также части Аккерманского и Кагульского уездов.
После передачи земель новая администрация первоначально разделила территорию на два уезда - Измаильский и Кагульский. В 1864 г. дополнительно был образован и Болградский уезд. В провинции вводились молдавские законы, а уездные и местные органы самоуправления формировались из представителей правобережной части Прута. 
Как свидетельствуют воспоминания современников и публикации прессы тех лет, должность префекта* уезда покупалась претендентами сначала в Яссах (столица Молдавского княжества), а затем - в Бухаресте (столица Румынии).
В течение срока подготовки к передаче юга Бессарабии русская администрация продолжала решать вопросы, предусмотренные договором, с учётом своих интересов, возникших в связи с эвакуацией. Так, встал вопрос о решении судьбы дунайского казачества - потомков запорожских казаков, вернувшихся из-за Дуная. В первой половине XIX в. казаки были расселены в Буджаке (в станице Николаевка, на хуторах Новотроицкое и Парапара). 
По поручению российского императора подыскивалось место для их поселения. Позднее большинство из них оказалось на Кубани. 
В это время на передаваемой территории казацкие земельные угодья были выставлены на продажу. Весь процесс осложняла нехватка времени. Однако покупатели нашлись, и сделка состоялась. Это были купцы 
Т. Тулчану и С. Груцки, уплатившие русской казне за 13172 десятины сумму в 108 172 рубля в серебре. Но эти торги вызвали волну возмущений в стане несогласных, которые посчитали сделку незаконной. В конечном итоге молдавский каймакам** признал легитимность покупки этих земель.
Согласно решению Парижского конгресса 1856 г. статья 21 договора о передаче земель гарантировала колонистам юга Бессарабии права и привилегии, которыми те пользовались при Российской империи. Однако на деле молдавское правительство постоянно их ущемляло. Прежде всего, власти попытались распространить закон о военной службе и на колонистов, в то время как с 1812 г. всё население Бессарабии было освобождено от этой повинности. Среди населения стало расти недовольство, которое порой выливалось в открытое противостояние. Предпринятые властями меры по его подавлению в 1860-1862 гг. привели к массовой эмиграции. Около 30 тыс. жителей юга Бессарабии покинули насиженные места и перебрались в Россию.
В 1864 г. премьер-министр Румынии М. Когэлничану, озабоченный создавшейся ситуацией, спрашивал на заседании парламента: "Не предполагаете ли вы, что все крестьяне Бессарабии уйдут к русским? Не предполагаете ли вы, что села опустеют, как это было в 1861 году?".
В результате реформы системы образования 1864 г. в Румынии было введено бесплатное обязательное начальное образование. 
В южной части Бессарабии во второй половине 1860-х гг. действовали два лицея (Измаил и Болград), 125 начальных школ с 7944 учащимися. Однако власти объявили о приостановке обучения в школах на русском языке. Все прежние учителя были заменены румынскими.
Короче, с первых дней молдавские власти повели себя как завоеватели. Об этом свидетельствует И. Ионеску де ла Брад – официальный посланец с особыми полномочиями. 
За период пребывания в Южной Бессарабии - с 7 марта по 22 июля 1857 г. – он обнаружил столько отрицательных моментов, что описывал их всю свою жизнь.
Тем не менее, по распоряжению этого «некоронованного правителя» подозрительных в заговорах свозили в Болград и после длительной "обработки" решали, кого выслать, а кого оставить на месте. По истечении трёхлетнего срока администрация больше с "возмутителями спокойствия" не церемонилась, превратив Болград в своеобразный центр успокоения недовольных.
В 1864 г. в Объединенных княжествах, в том числе и на юге Бессарабии, был введён аграрный закон. В нём, в частности, провозглашалось, что "барщинные поселяне становятся отныне собственниками земель, находящихся в их пользовании". Однако размеры крестьянских наделов в Молдавии, Валахии и Южной Бессарабии были неодинаковы.
На юге Бессарабии наиболее крупным землевладельцем оставалось государство, которому принадлежали 53% земельного фонда. 
В регионе устанавливались следующие размеры наделов на семью: для хозяйств с 4 волами и 1 коровой - 8 десятин и 738 кв. сажен; с 2 волами и одной коровой - 5 десятин и 1 688 кв. сажен; для крестьян, имевших только корову, - 2 десятины и 2 123 кв. сажени.
Промышленность и торговля региона главным образом были связаны с переработкой и сбытом сельскохозяйственного сырья. Крестьяне вынуждены были продавать значительную часть продуктов земледелия и животноводства, чтобы выплачивать грабительские налоги. 
К 1878 г. – времени возвращения края в состав Российской империи  - в Измаильском уезде насчитывалось 440 промышленных производств (в том числе 370 - по переработке рыбы в Вилково), табачная фабрика в Измаиле, 2 223 мельницы (10 паровых, 128 водяных, 185 конных и 1900 ветряных). Однако к середине 1870-х гг. более чем на половину сократилось производство табачных изделий и водки. Стоимость продукции шерстомоен упала с 234 тыс. до 140 тыс. рублей. В целом экономика региона находилась в стагнации. Это обусловило падение жизненного уровня населения.
Дунайское судоходство тоже практически не развивалось. Правительство Румынии не вкладывало средства в поддержание в рабочем состоянии причалов, складских помещений и подъездных путей. Единственное, что совершенствовалось неукоснительно, - это налоговая политика, рассчитанная на превращение края в источник доходов. В газете "Ромынул" за 15 июля 1875 г. депутат Национального собрания от этого региона А. Варнали писал: "Наше правительство не думало ни о чем другом, кроме налогов… все города Бессарабии в упадке, торговля в застое по причине полнейшего отсутствия путей сообщения… Бессарабию постиг верх несчастья, и вряд ли кто сумеет исправить это зло, чтобы спасти от пропасти, в которую забросило ее равнодушие наших управителей".
Население Измаила, как и население всего края, неоднократно ставило перед румынским правительством вопрос о пересмотре столь губительной для него политики, но безрезультатно. В своём обращении в Законодательную палату 24 сентября 1871 г. измаильское купечество сообщало, что со времени присоединения Южной Бессарабии к Молдавскому княжеству край терпит всевозможные бедствия. Если правительство не обратит внимание на положение населения, "… тогда единственное спасение остаётся нам - искать другое убежище в другой стране".
В войне 1877-1878 гг. Турция потерпела поражение и 19 февраля 1878 г. подписала с Россией Сан-Стефанский мирный договор. С самого начала Франция и Великобритания отказались признать условия этого мира. По их настоянию летом 1878 г. был созван Берлинский конгресс, пересмотревший условия Сан-Стефанского договора. Однако он признал независимость Румынии при условии обмена с Россией Южной Бессарабии на Северную Добруджу. В распоряжении румынского правительства для передачи территории было всего четыре месяца.


*  Префект – в этом контексте глава уезда.
** Каймакам - временно исполняющий обязанности господаря в Молдавском княжестве

21.12.2017    Игорь ОГНЕВ