RSS

Последние новости


Реклама

Дорогие друзья!
Предлагаем вашему вниманию осенний выпуск журнала "Бессарабский вернисаж"!
На страницах номера вы узнаете много интересного о жизни, карьере и творчестве успешных измаильчан, в том числе учредителя "Измаил Евротрансавто" Сергея Кивалова и воздушной гимнастки Дарьи Шелест. А о перспективах для Измаила активного сотрудничества Украины и Румынии читайте в интервью с гостем номера - Генконсулом Румынии в Одессе Емилом Рапча. Также для вас - публикации о реставрации и реконструкции храмовых святынь и настенных росписей Свято-Покровского кафедрального собора и осенних событиях в Измаиле столетием ранее; обзор нескольких атмосферных мест на кулинарной карте города и рецепт приготовления настоящей молдавской мамалыги от солистки НВА "Цэрэнкуца", экс-начальника Ренийского райотдела культуры Марии Катаной. Сразу несколько материалов номера посвящены уникальной природе Придунавья. Кроме того, читатель ознакомиться с осенними модными трендами и актуальными туристическими направлениями; предложениями лучших косметологов и фитнес центров, советами домо- и автовладельцам и многим-многим другим. Приобрести глянцевый журнал "Бессарабский вернисаж" можно в сети киосков "Издательского дома "Курьер" или оформить на него подписку в почтовых отделениях города.
Приятного прочтения!



Анонсы

Рейтинг новостей

Экология Придунавья     Просмотров: 214

Картал в "заточении": почему идея перегородки на Табачелло не получила реализации

Картал в "заточении": почему идея перегородки на Табачелло не получила реализации

О ситуации на протоке Табачелло, которая возникла после установки на ней гидротехнического сооружения, с помощью которого был полностью прекращен водообмен между озерами Картал и Ялпуг-Кугурлуй, мы уже писали неоднократно. Немало копий было сломано на этом "экологическом ристалище": свое мнение относительно пользы и вреда конструкции высказывали многие. Сегодня мы даем слово одному из авторов данного проекта - руководителю отдела природопользования государственного регионального проектно-изыскательского института "Укрюжгипроводхоз" Владимиру Егоращенко. Специалиста попросили пояснить, какие цели преследовал проект и насколько они были реализованы.

По словам Владимира Борисовича, поводом для создания проекта послужил тот факт, что в озере Картал практически полностью прекратилось воспроизводство рыбного стада. Если в 50-е годы прошлого столетия из него добывали 190 тонн рыбы, то в настоящее время этот показатель сведен к нулю. Во всяком случае, официальных отчетов о вылове биоресурсов специалистам в руки не попадало.
Возобновить естественное производство рыбы в Картале, по мнению проектанта, можно только путем приведения водоема в режим, приближенный к первоначальному, - то есть тому, что существовал до 50-х годов прошлого столетия, когда шлюзов на придунайских озерах еще не было. 
К слову, Владимир Егоращенко добавил, что затворы на Дунае появились благодаря активности местных рыбаков, которые таким путем пытались удержать у себя рыбу. 
Естественный режим на Картале предполагает, в свою очередь, практически полный сброс воды осенью. Это приводит к оголению мелководий, на которых затем образуется пищевой субстрат для рыбы. Весной же, когда мелководья заливаются водой, в них направляется на нерест рыба. Этот процесс и способствует воспроизводству живых биоресурсов.
Но беда в том, что Картал естественным путем связан с озером Ялпуг-Кугурлуй. При этом если из первого никакого водозабора не происходит, то из второго отбирают воду с целью снабжения Болграда. Поэтому вопрос осеннего сброса воды из озера Ялпуг-Кугурлуй всякий раз встречает сопротивление со стороны  тех, кто занимается водоснабжением города. Фактически возникает конфликт интересов. 
"Установка конструкции на Табачелло ставила своей задачей дать возможность отсоединять на любом этапе озеро Картал от Ялпуга, - рассказывает автор проекта. – Она позволяет обеспечить независимость режимов этих озер".
Кроме того, по словам собеседника, раньше, когда запускали воду в Кугурлуй из канала Прорва через Картал и Табачелло, все наносы оставались в Картале, что способствовало обмелению озера.  
Построенная конструкция предполагает реализацию двух режимов для Картала: нерегулируемый (все шлюзы открываются, закрывается только Табачелло, а когда уровень падает, и вода уходит в Дунай, водоем высыхает, как это было в 50-е годы. По весне же он заполняется водой естественным путем либо регулируемым (вода из Дуная поступает через шлюзы Прорва и Орловский, затем направляется в Кугурлуй через Табачелло). Какого режима именно придерживаться – решают все водопользователи в ходе совместного обсуждения. 
Касательно результата "эксперимента", который длится уже год, Владимир Борисович сказать ничего не смог – анализ, по его словам, должна выполнить та компания, которая реализует режим на водоеме. В данном случае это Дунайское бассейновое управление водных ресурсов. 
"Интегральную же оценку в вопросе эффективности конструкции должен дать Бассейновый совет - общественная организация, которая правомочна проводить анализ. В любом случае, режим водоемов относится к тем вопросам, которые вызывают конфликт интересов", - завершил специалист. 
Мы же со своей стороны скажем, что на практике ни один из предложенных режимов для Картала не был реализован. Озеро фактически оказалось в заточении: в него не поступило воды извне, а та, что есть, не смогла пойти дальше для осуществления водообмена, отчего протока в этом году активно начала зарастать телорезом – растением, поселяющимся в стоячей воде. Более того, на октябрьском совещании межведомственной комиссии по установлению режимов придунайских водохранилищ вопрос о сбросе воды из Картала (чтобы вернуть его к природным условиям) даже не поднимался. То есть первый вариант режима озера отпадает. Собственно, как и второй: протока Табачелло не открывалась в течение года. Более того, все три затвора на трубах, через которые мог бы осуществляться хотя бы самый скудный водообмен, зава-рены. 
Так какой смысл был в строительстве перегородки, если проект не довели до конца, а водоем отрезали от общей живой системы, не дав ему ни единого шанса? Не преступна ли такая деятельность руководителя режима на практике?
В конце концов хочется узнать, как оценил результаты эксперимента донор проекта? В курсе ли он, что его деньги, направленные на сохранение природы, наносят ей практический вред? Интересно, получил ли он и в каком виде отчет от инициатора всей этой идеи – Центра региональных исследований?
Пока эти вопросы остаются без ответа, но к теме измученного водоема мы вернемся еще не раз. 

10.11    Снежана Стрепетова



Комментарии




CAPTCHA Image