RSS

Последние новости


Реклама

Дорогие друзья!
Предлагаем вашему вниманию осенний выпуск журнала "Бессарабский вернисаж"!
На страницах номера вы узнаете много интересного о жизни, карьере и творчестве успешных измаильчан, в том числе учредителя "Измаил Евротрансавто" Сергея Кивалова и воздушной гимнастки Дарьи Шелест. А о перспективах для Измаила активного сотрудничества Украины и Румынии читайте в интервью с гостем номера - Генконсулом Румынии в Одессе Емилом Рапча. Также для вас - публикации о реставрации и реконструкции храмовых святынь и настенных росписей Свято-Покровского кафедрального собора и осенних событиях в Измаиле столетием ранее; обзор нескольких атмосферных мест на кулинарной карте города и рецепт приготовления настоящей молдавской мамалыги от солистки НВА "Цэрэнкуца", экс-начальника Ренийского райотдела культуры Марии Катаной. Сразу несколько материалов номера посвящены уникальной природе Придунавья. Кроме того, читатель ознакомиться с осенними модными трендами и актуальными туристическими направлениями; предложениями лучших косметологов и фитнес центров, советами домо- и автовладельцам и многим-многим другим. Приобрести глянцевый журнал "Бессарабский вернисаж" можно в сети киосков "Издательского дома "Курьер" или оформить на него подписку в почтовых отделениях города.
Приятного прочтения!



Рейтинг новостей

Персоналии     Просмотров: 3557

Одна просто беспокойная жизнь

Одна просто беспокойная жизнь

Ниссон Орлов. Имя его было на слуху у измаильчан в середине прошлого века. Некоторые и до сих пор помнят этого яркого неординарного человека. Ниссон Моисеевич прибыл в наш город вместе с супругой Марией Ивановной Алексеевой-Орловой и сыном Женей вскоре после Великой Отечественной войны, в 1946 году. И практически сразу возглавил планово-экономический отдел Советского Дунайского государственного пароходства, где проработал более тридцати лет.

Ниссон Моисеевич родился 21 января 1907 года в Запорожской области. С самого детства и через всю жизнь он пронёс дружбу с Леонидом Рымаренко, советским кинорежиссёром. О Леониде Ивановиче наша газета рассказывала в ноябре прошлого года, это тот самый человек, который пытался воспрепятствовать разрушению Свято-Николаевской церкви на проспекте Суворова и запечатлел на фотоплёнку печальные моменты вандализма. Леонид Рымаренко вместе со своей супругой Верой Волянской снимали документальные фильмы, и именно "киношная" тема, помимо дружбы, связывала эту пару с Ниссоном Орловым, который писал отличные сценарии к фильмам. Но об этом мы скажем позже.

Три войны - три горьких повести
А для начала следует отметить, что становление личности молодого Орлова проходило в сложных условиях: этому человеку довелось участвовать, по сути, в трёх войнах. Первый боевой опыт он обрёл во время Дальневосточного вооружённого конфликта на Китайско-Восточной железной дороге (КВЖД), произошедшего в 1929 году после захвата Чжаном Сюэляномом контроля над Китайско-Восточной железной дорогой, являвшейся совместным советско-китайским предприятием. В ходе последующих боевых действий Красная армия разгромила противника. Подписанный 22 декабря Хабаровский протокол положил конец конфликту и восстановил существовавший до столкновений статус дороги.
Следующим для Ниссона Орлова было участие в так называемой второй японско-русской войне (так определяют это событие некоторые историки). Это была локальная необъявленная война у реки Халхин-Гол, продолжавшаяся с весны по осень 1939 года на территории Монголии недалеко от границы с Маньчжоу-го между Советским Союзом и Монгольской народной республикой с одной стороны и Японской империей и Маньчжоу-го - с другой. Заключительное сражение произошло в последних числах августа и завершилось полным разгромом 6 отдельной армии Японии. Перемирие между СССР и Японией было заключено       15 сентября 1939 года. 
Но настоящее дыхание войны Ниссон Моисеевич ощутил во время жарких боёв за Москву в 1941 году под Старицей, где он был серьёзно ранен. Используемый фашистами как плацдарм для наступления на Тверь и Москву, город являлся и одной из основных баз снабжения немецких войск. После ранения боец был направлен на лечение в Среднюю Азию. Рана пришлась на органы дыхания, и всю оставшуюся жизнь Ниссон Моисеевич прожил с одним лёгким. Он получил инвалидность 2 группы. После длительной реабилитации, начиная с 1942 года, служил в военном училище в Фергане, которое на тот момент находилось в эвакуации, но при этом регулярно вместе со своими курсантами выезжал на фронт. По окончании войны служил в Харьковском артиллерийском училище и после демобилизации прибыл с семьёй в Измаил. О военной странице жизни Ниссона Моисеевича нам рассказал его сын Евгений Ниссонович, который ныне проживает в Москве и, несмотря на свои 78 лет, по сей день трудится инженером-электриком.

Кем же работать юристу? Конечно, экономистом!
Трудолюбие, образованность и интеллигентность у Орловых - в крови. Ниссон Моисеевич в 1930 году окончил юридический факультет Киевского университета. Казалось бы, кем человек может работать с такой специальностью, кроме как юристом? Но выявляется, что можно быть экономистом, журналистом, сценаристом и много кем ещё, если ты одарённая личность, масштабно и свободно мыслящая. Таким и был наш герой, а предыдущий суровый жизненный опыт добавил ему некоторую долю скептицизма, (а может, это был реализм) и мудрости, выраженной в сострадании к людям. 
И всё же он был мечтателем, но не простым, а из тех, кто в состоянии претворять в жизнь самые смелые замыслы. Именно при Орлове Советское пароходство развивалось семимильными шагами. Конечно, это общая заслуга всего огромного, сплочённого и трудолюбивого коллектива, частью которого был и Ниссон Моисеевич. Ему посчастливилось проработать 16 лет (с 1950 по 1966 годы) под руководством легендарного  начальника предприятия Луки Яковлевича Капикраяна, при котором были заложены основы этой экономической глыбы нашего региона. 
Но Орлов стоял у самых истоков пароходства, и именно его планово-экономический отдел был главным двигателем прогресса предприятия. Вот как писал Ниссон Моисеевич о первых шагах: "И в эти дни мне вспоминается такой случай… Как-то осенью 1946 года плановому отделу пароходства было поручено рассчитать экономический эффект от внедрения рационализаторского предложения, существо которого заключалось в том, чтобы изменить диаметр колеса … тачки. С тяжёлым чувством мы ходили с автором предложения по порту, и думалось совсем о другом - не о тачках с изменённым колесом. Мечтали о механизмах, о мощных грейферных кранах. Это была лишь вторая наша советская навигация на Дунае…
В порту работало всего несколько гусеничных кранов. Они прибыли сюда изрядно потрёпанные бешенной работой в военные годы в портах Каспия. Но и им были рады. Ничего ведь, кроме лопаты и тачки, от прежних хозяев порта времён румынской власти не осталось.
С первых же дней наши проектные организации стали работать над планами реконструкции портов. Знакомясь с материалами, мы с жадностью изучали прошлое портов Измаил, Рени, Килия, Вилково. Мы разговаривали с грузчиками, ранее работавшими в порту, они обратили наше внимание на то, как замощены улицы Измаила: булыжной мостовой были покрыты только улицы, параллельные проспекту Суворова, идущие к порту. Пересекающие же их оставались немощёными. Вот по этим улицам - Красивой, Дунайской, Кишинёвской и другим - тянулись в порт нескончаемые обозы с хлебом. На своём горбу грузчики тащили в трюмы тяжёлые мешки с зерном. 
Пятнадцать лет! Для жизни человека - срок немалый, но для страны, для её истории это совсем немного, это вчера. И какие же перемены сегодня! Вот они наши порты - крупные, высокомеханизированные транспортные предприятия. Миллионы тонн руды, угля и других грузов погружаются только механизмами". 
Плановый отдел пароходства был небольшим. Подчинённым повезло работать с таким мудрым руководителем, как Ниссон Моисеевич. Вот как вспоминает о своём бывшем коллеге Георгий Дзиковский:
- После института я получил распределение в Ренийский порт, но поскольку мои родители жили в Измаиле, мне очень хотелось работать именно в этом городе. Я случайно встретился с Ниссоном Моисеевичем и поделился своим желанием. Вскоре он меня пригласил к себе в отдел инженером. Уже после его ухода на пенсию я занял его место заместителя начальника отдела. 
Это был "писучий" человек, помимо своей основной работы он писал статьи в газеты, и не только местные, но и республиканские. Он также написал сценарий к фильму о лесе, после чего был принят в Союз журналистов СССР. Ниссон Моисеевич готовил доклады всем начальникам пароходства, даже для выступления на партийных конференциях. И это притом, что сам был беспартийным!  
Припоминаю случай, как однажды на одно из суден нашего пароходства попал чиновник из Министерства Морского флота. Зайдя в одну из кают, он увидел на стене репродукцию известного художника, где была изображена обнажённая женщина. Этот чиновник наказал первого помощника капитана. И наказанный, зная литературный талант Орлова, попросил его написать об этом в газете. Что тот и сделал, высмеяв высокого руководителя, не умеющего отличать произведение искусства от непристойности.  
Я знаю, что он по личной инициативе вёл переговоры со скульптором Михаилом Константиновичем Аникушиным, пушкинистом, по поводу установки памятника Пушкину в Измаиле. Пароходство поддерживало этот проект. Но, к сожалению, так всё и осталось нереализованным. 
Ниссон Моисеевич был открытым, юмористичным, немного скептичным человеком, всегда к месту приводил какую-нибудь историю или анекдотичный случай из жизни. 

Вместе с Орловым работала и Ольга Котомина, которая сейчас состоит в совете ветеранов пароходства:
- Это был грамотный, всесторонне развитый, очень обходительный и культурный человек. Он был замечательный семьянин, в коммерческом отделе пароходства трудилась его жена Мария Ивановна. Мы видели их добрые отношения.
Работалось нам с ним хорошо. Ниссон Моисеевич очень любил порядок. Помню, что он собирался писать об истории нашего пароходства, и всё просил, чтоб мы ценные документы сохраняли. Но так и не успел этого осуществить…

Основатель Измаильской картинной галереи Людмила Евдокимова также помнит Ниссона Орлова:
- Мы жили с ним в одном доме по пр. Суворова, 13. Это был красивый, высокий мужчина, человек высочайшей культуры. Вместе с измаильчанином Ильёй Энтисом они пытались добиться установки в Измаиле памятника А.С. Пушкину. Это были сподвижники (таких всегда единицы) как было тогда, так и сейчас. Велись переговоры со скульптором Михаилом Аникушиным. Я хорошо помню письмо Михаила Константиновича, которое он писал Энтису, где вспоминал потрясающую бессарабскую уху, пахнущую дымком от костра… Так жаль, что памятник тогда не установили…

В Измаиле мог появиться памятник русскому поэту…
Как рассказал сын Орлова, младший брат матери Евгений учился вместе с Михаилом Аникушиным ещё до войны в художественном училище. И хотя Евгений Иванович погиб во время войны, общение скульптора с семьей Алексеевых не прекратилось. К моменту, когда в Измаиле был поднят вопрос об установке памятника, Аникушин уже создал великолепную скульптуру в Ленинграде перед Русским музеем. У Михаила Константиновича оставались многие заготовки после той работы, это могло бы удешевить проект для Измаила. Известно, что начальник пароходства Лука Капикраян писал в горисполком гарантийное письмо об оплате памятника. Обсуждалось и место его установки: перед госпиталем (вместе Сталина), на бульваре по проспекту Суворова (угол ул. Пушкина), а также ныне Городской сад, где стоит памятник воинам, погибшим в Афганистане. 
3 ноября 1967 года исполком Измаильского городского совета депутатов трудящихся принял решение об изготовлении проектной документации на памятник А.С. Пушкину. Но почему проект не был реализован, точно неизвестно. По всей видимости, всё упиралось в финансовые трудности (ну, это как всегда).
Чтобы портрет личности нашего земляка был более полным, добавим, что Ниссон Моисеевич Орлов был автором сценариев для научно-публицистических фильмов "Так держать!", "Наш неизменный друг", рекламного "По Дунаю и Чёрному морю". Киевской студией хроникально-документальных фильмов было экранизировано его произведение о моряках-дунайцах "Вахта капитана". 
Скончался Ниссон Моисеевич      9 июня 1972 года. Во время рабочей командировки у него начался абсцесс лёгкого (сказалось фронтовое ранение). Похоронен в Измаиле. В нашем городе не осталось родственников этого удивительного человека, но его вклад в развитие экономической и культурной жизни Измаила должен быть оценен по достоинству, и память о нём должна жить.

Редакция ИД "Курьер" благодарит директора музея Украинского Дунайского пароходства Эллу Сергеевну Полевую, а также Евгения Ниссоновича Орлова за помощь в подготовке публикации.

20.01    Снежана Стрепетова



Комментарии




CAPTCHA Image